Горная одиссея «Турана»

«Лучше гор могут быть только горы» – утверждал в своей знаменитой песне полвека назад Владимир Высоцкий. Так это или нет – могли решить те, кто пришел 11 марта на презентацию итогов спортивного похода 6-й – самой высокой – категории сложности, который команда НИИ туризма университета «Туран» совершила в горах Юго-Западного Памира.

Экспедиция состоялась прошлым летом – с 25 июля по 24 августа. Команда из шести человек под управлением Вячеслава Литвинова преодолела 183 километра пути в удаленном районе Памира на территории Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, граничащей с Афганистаном. В эти места чужие заглядывают редко, а спортивная группа попала сюда впервые за последние пять лет. Как отметили участники экспедиции, за все время путешествия они не видели ни одной туристско-альпинистской команды. Встречались только местные жители – и лишь в низовьях ущелий.

Всего за 27 ходовых дней было преодолено 12 перевалов, из которых 11 имели высоту более 5000 метров, а перевал Нишгар Центральный даже достигал отметки в 6370 метров. При этом было совершено первопрохождение перевала Московской Олимпиады (5753 м). И как всегда в походах такой категории турановцы осуществили восхождение на самую высокую вершину района – пик Карла Маркса (6723 м).

Мероприятие, состоявшееся в зале Ученого совета университета, открыл директор НИИ туризма Владимир Вуколов:

– Этот поход принес команде звание чемпиона Казахстана, поскольку 6-ю категорию – «шестерку» – в этом году никто не осилил. Вообще, в последний раз казахстанские команды проходили такой же по сложности маршрут в далеком 2006 году. Кроме того, наша команда заняла еще третье место на чемпионате мира по спортивным походам в классе 6-й категории сложности – соревнований, проходящих под эгидой международной федерации спортивного туризма. Кстати, в этот раз в чемпионате участвовали не только республики бывшего Советского Союза, но и команды Польши и Японии. 

Такого успеха у нас уже не было 26 лет. В 1990 году сборная команда Казахской ССР (я как раз был ее руководителем) прошла «шестерку» по Северному Тянь-Шаню, когда 9 из 11 перевалов получили статус первопрохождений, в том числе один перевал 3А и один 3Б – самые сложные. Мы тоже получили тогда бронзу чемпионата СССР, но конкуренция в те времена была повыше.

Так что событие, ради которого мы сегодня собрались, неординарное, потому что фактически усилиями одного коллектива мы поддержали престиж нашего государства на международном уровне. 

Чтобы почувствовать нерв похода, приведем небольшой фрагмент из дневника экспедиции. Заметим лишь, что бергшрунд – это трещина в снежно-ледовом склоне, когда тяжелая нижняя часть, движущаяся вместе с ледником, отрывается от неподвижного слежавшегося снежного покрова в верхней части. А натёчным называется наиболее плотный лед, образующийся в условиях низких температур замерзания воды и очень плохо держащий крючья и кошки.

Штурм Даугавы

16 августа

…Высота по GPS 5316 м. Перед тем как подойти к перевалу, слева от седловины заметили скалу, визуально имеющую сходство со статуями на острове Пасхи. Эта скала также является границей между восточной и западной частью перевала. Спуск с перевала в северном направлении осуществляем от главной седловины по снежно-ледовому склону крутизной до 45°. Сделали две точки страховки, навешали веревки, после чего все участники группы спустились, а веревки выбрали самовывертом. Далее в связках по трое продолжили движение по открытому леднику крутизной до 35° в сторону моренного озера. По пути обнаружили две трещины шириной до 70 см, закрытые снегом (забегая вперед, скажу, что через пару дней в одну из подобных трещин посчастливилось провалиться по грудь).

Спустившись к озеру, сделали привал на обед, а затем, пройдя немного по морене в восточном направлении (к перевалу Даугава), вышли к другому леднику и, надев кошки, прошли его траверсом. Высота траверса 4700 м, крутизна до 30°, много ручьев, в вечернее время достигающих в ширину полуметра. Сойдя с ледника, добрались по осыпи до удобных мест под палатки и разбили лагерь. Рядом чистый ручей, который вытекает из-под морены, а к утру замерзает. Высота 4851 м.

17 августа

Ночью пошел снег, не прекратившийся и в назначенное время выхода. Видимость – «ноль». Переносим прохождение перевала на следующий день. В 15:00 три человека вышли под маршрут с целью провесить три веревки перил в начале пути. 

18 августа

Опять всю ночь шел снег, однако к утру закончился. Поскольку запасного дня у нас уже не осталось, а видимость хоть какая-то была, мы отправились в путь. За 40 минут добрались до провешенных с вечера перил. Всей группой вышли на станцию, которая была сделана около бергшрунда. Крутизна перил 40–50°. Разбились на две связки по трое и по снегу – под нависающими бергшрундами – пошли траверсом. Через сто метров начался лёд – повесили две верёвки перил. Затем опять появился снег, который держал, – пошли в связках, страхуясь ледорубами. У нового льда повесили перила и с этого места начали подниматься по диагонали вверх по склону с крутизной 40–45°. Психологически идти очень тяжело: склон местами лавиноопасен, а под снегом часто натёчный лед. От траверса до «балкона» (места, где можно среди разломов поставить палатку) повесили несколько веревок комбинированных перил с горизонтальными и вертикальными участками с промежуточными бурами. Затем от «балкона» до широкого бергшрунда – ещё пять верёвок. Вылезли на очередной бергшрунд и сделали разведку правой части склона, но в глубоком снегу не смогли найти места для организации страховки. Поскольку время было уже позднее, прохождение перевала Даугава оставили на завтра, а лагерь разбили прямо на мосту в бергшрунде, предварительно навесив на разлом перила и на всякий случай закрепив на них палатки. Ужин, отбой.

19 августа

Ночь была нервозной, все спали с опаской, что лёд под палатками может треснуть и это добавит проблем. Обошлось. Сборы немного затянулись из-за неудобной ночевки. Первая тройка пошла дорабатывать перила до самого перевала, и уже через два часа первый участник ступил на перевал. Он работал без рюкзака. Всего от бергшрунда до перевала было провешено 140 метров вертикальных перил. Крутизна доходит до 80°. Самыми крутыми оказались последние 15 метров натёчного льда. Наконец, остальные участники прошли перила, и в 10:30 утра группа достигла перевала...

На презентации присутствовали лидеры команды: руководитель экспедиции Вячеслав Литвинов, его заместитель (и по совместительству завхоз) Михаил Ворожищев, а также Виталий Дворецкий, видеооператор, фотограф и, кстати, выпускник университета «Туран». Вот что они рассказали в своих выступлениях и отвечая на вопросы. 

Когда возраст – не помеха, а преимущество

В НИИ туризма проводились исследования по поводу оптимального возраста для горных походов высшей категории сложности. За основу взяли возраст участников чемпионатов мира за последние три года, причем только из тех команд, в послужном списке которых были «шестерки». Оказалось, что средний возраст горных туристов топ-уровня – 51 год.

Это связано с тем, что для того, чтобы набрать опыт, который позволяет ходить в такие походы, нужны десятилетия. Например, Владимир Николаевич Вуколов рассказывал, что свою первую «шестерку» он прошел в сорок лет, хотя мастером спорта стал в 26. Вячеславу Литвинову 50 лет исполнилось как раз во время похода. Вот такой у нас вид спорта. Молодежь не имеет права ходить на подобные маршруты, до высшего уровня добираются лишь те мастера спорта, у которых физическое здоровье сохраняется до 70–80-и лет.

«А звезда – рюкзак на плечи и пошел…»

Что касается веса рюкзаков, то с учетом того, что у нас была заброска, стартовый вес составлял 37–38 кг – это считается небольшим показателем на подходе. Кстати, стартовый вес определяется так: стоит рюкзак со всеми вещами, а рядом участник в одних плавках. И все, что находится в рюкзаке, – это стартовый вес. Когда надеваешь ботинки, одежду, берешь в руки ледоруб, палочки – рюкзак на 2–3 кг легчает. На технической же части маршрута у нас за плечами было лишь 25–27 кг.

В качестве топлива использовали корейский газ в баллонах, у которого оптимальное соотношение пропана и бутана для того, чтобы он мог гореть на высоте. При этом нам пришлось закупать его у знакомых в Киргизии и заранее доставлять машинами в Душанбе, потому что в Таджикистане такого газа не найти. 

О хлебе насущном

Подготовка продуктов питания всегда ведется заранее. На первое место выходит  вес, скорость и удобство приготовления. В этом походе питание было основано на сублимированных продуктах российского производства. За счет подобных технологий вес становится минимальным: 40–50-граммовая упаковка содержит 300–400 килокалорий. И готовится просто: разбавляется горячей водой – через 3–5 минут можно есть. Но кроме этого, чтобы восполнять потерянную энергию (а физические нагрузки в таких походах огромные, да и высота сказывается), мы, как обычно, брали с собой сало и много шоколада. В целом же выходили на минимальные весовые категории: суточный продуктовый набор на одного человека составлял порядка 450 г (а ведь в былые времена он доходил до килограмма!).

«Там, на неведомых дорожках…»

Конечно, район на границе с Афганистаном считается непростым. По дороге, которая идёт вдоль границы, ходят патрули пограничников по три человека с оружием. Помимо наркотрафика здесь процветает еще и нелегальная добыча лазурита, гранатов (имеется в виду полудрагоценный минерал – мы, кстати, очень часто встречали на своем пути среди камней гранатовые друзы). Есть универсальное правило: если видишь каких-то людей, не обращай внимания – они своим делом занимаются, мы своим. Был один неприятный момент, когда мы шли по тропе, а нам навстречу – неплохо вооруженная группа. Издалека показалось – с автоматами, но затем, подойдя поближе, поняли, что это карабины, хотя и на основе автомата Калашникова. Это были простые охотники. Поздоровались и разошлись. 

Но поскольку у нас маршрут все-таки проходил поближе к облакам, то мы очень редко находились внизу, где и пролегают всякие опасные тропинки.

Не теряйте кошки!

Когда мы спускались с пика Карла Маркса, у одного из участников слетали кошки – ему пришлось снять бахилы, в результате чего промерзла обувь. День же выдался весьма холодным. В таких случаях легко остаться без пальцев. Вообще, когда начинают замерзать руки, уши или щеки, то многие пытаются их как-то растереть, часто снегом. Мы считаем это несуразицей. Человека можно согреть двумя способами: теплом другого человека и согреванием изнутри – например, можно принять небольшую порцию спирта. Поэтому, спустившись вниз, мы установили палатку и защитный экран от ветра, внутри разожгли горелку и добились хорошей плюсовой температуры. Затем наш руководитель стал отогревать ноги пострадавшего у себя под мышками – ведь это самое теплое место на теле. Разбавили водой спирт и дали сделать два небольших глотка. Кстати, незадолго до этого мы разговаривали о свойствах спирта – и все улыбались, когда Вячеслав рассказывал, что порой человека делает пьяным одна-единственная крышка от фляжки с налитым туда спиртом. И вот после того, как ноги нашего товарища согрелись и мы начали собираться вниз, он вдруг сообщает: «А я пьяный, как я буду спускаться?». Но все-таки спустились – главное, ноги заработали. 

«Это есть наш последний и решительный бой…»

Когда мы взошли на пик Карла Маркса, то обнаружили там мемориальную табличку и небольшой бронзовый бюст основоположника научного коммунизма, который был установлен за пять лет до нас новосибирской группой туристов. Среди бескрайнего неба и вечных снегов смотрелся он как-то сиротливо. И не удивительно, ведь эти два пика – Карла Маркса и Фридриха Энгельса – здесь остались единственными, которые правительство Таджикистана еще не переименовало. У остальных значимых вершин отныне новые имена: знаменитый пик Коммунизма (7495 м) – высочайшая вершина Таджикистана и всего бывшего СССР – стал теперь пиком Исмаила Сомони в честь средневекового правителя; пик Революции превратился в пик Независимости; а вот у пика Ленина, находящегося на границе с Киргизией, произошло раздвоение личности: с киргизской стороны он остался все тем же пламенным революционером, а на таджикской земле подался в персидские ученые и принял имя Абу Али Хусейна ибн Абдуллаха ибн аль-Хасана ибн Али ибн Сины, впрочем на Западе больше известного как Авиценна. А вот Карл с Фридрихом, несмотря ни на что, не сдаются –держатся до последнего патрона. Впрочем, что-то подсказывает, что патроны скоро закончатся. И даже «Капитал» не спасет.

Ну а завершилась презентация премьерой песни. Журналист и музыкант, руководитель группы «Аквафон» Олег Белов дал новое – джазовое – звучание старой песне Юрия Визбора «Настанет день», положив ее текст на мелодию из репертуара оркестра Гленна Миллера. 

Кстати, песня эта посвящена именно Памиру. И заканчивается она такими словами:

Ты всего нам выдал понемногу –
Горы, солнце, песню и дорогу,
Выдал нам удачу И друзей в придачу –
Этот юго-западный Памир!