Здесь родился Будда

Чуть больше двенадцати часов в ночном автобусе от Катманду до почти самой индийской границы – и вот, преодолев 280 километров пыльных разбитых дорог, подъемов и спусков, я вхожу ранним утром вместе с десятком других посетителей на территорию парка Лумбини, одного из тех самых четырех мест, о которых, согласно Палийскому канону, Будда рассказывал своему духовному брату и наследнику Ананде. 

Именно в Лумбини (местные жители произносят это название мягче – Люмбини, с ударением на второй слог), на юге Непала, неподалеку от городка Бхайрава, согласно наиболее признанной версии, появился на свет основатель одной из главных мировых религий – принц Сиддхартха Гаутама, будущий Будда Шакьямуни. Данная версия очень долго оспаривалась индийскими учеными, считавшими, что именно их родина должна претендовать на место рождения Будды, однако результаты многолетних археологических исследований показали, что правда все-таки на стороне непальцев. И именно им предстоит отныне пожинать все материальные и нематериальные плоды сего исторического события. 

Кстати, непальцы сами косвенно виноваты в том, что данный факт стал предметом споров, – ведь по причине добровольной закрытости и самоизоляции страны сюда долгое время не могли попасть иностранные археологические экспедиции, еще с середины XIX века проявлявшие большой интерес к легендарному месту рождения Будды и желавшие подтвердить сей факт научными доказательствами. Честь же открытия Лумбини как места рождения Будды принадлежит генералу Хадга Шамшеру Рана, губернатору Палпы, и археологу Алоизу Антону Фюреру, которые в декабре 1896 года все-таки осмелились приняться за обследование территории (в первую очередь ее очистку от зарослей) и обнаружили здесь колонну императора Ашоки со знаменитой надписью, которая и стала подтверждением того, что легенды зачастую основываются на реальных исторических данных. Этот момент и принято считать временем открытия Лумбини. 

Согласно легендам, в роще Лумбини в 623-м (по другой версии – 563-м) году до нашей эры мать будущего Будды, царица Майядеви, остановилась на полпути от Капилавасту до Девадаха, столицы королевства Колья, откуда она была родом (в традициях того времени было рожать первенца в отчем доме). И именно здесь, на территории, называемой в наши дни «Священным садом», имели место очевидно преждевременные роды, которые само собой происходили не совсем обычным, а вполне волшебным образом, ибо рождался не кто иной, как принц Сиддхартха. Если верить каноническим буддийским преданиям, Будда вышел из правого бока матери и сразу после этого сделал семь шагов на восток, начав свой путь к просветлению. В наши дни на этом месте возвышается храм Майядеви. 

Как уже было сказано, главным материальным доказательством факта рождения Будды именно в Лумбини является та самая колонна Ашоки, о существовании которой – в привязке к месту рождения – было известно еще с незапамятных времен, со слов китайских путешественников IV–VII веков (среди которых наиболее известны Фасянь и Сюаньцзан), а также пары-тройки других знаменитых странников седой древности. 

Ашока Великий, к слову, был весьма примечательным персонажем. Индийский император-завоеватель, правитель государства Маурьев большую часть своей жизни посвятил покорению «огнём и мечом» огромных территорий, а затем принял буддизм и политику ненасилия, став тем самым одним из самых главных распространителей буддизма в истории человечества. Считается, что Ашока посетил Лумбини примерно в 249–250 годах до нашей эры (то есть, как минимум, через три с лишним столетия после рождения Будды) и установил рядом с этим святым местом одну из своих знаменитых колонн. Колонны были для Ашоки чем-то вроде визитных карточек, которыми он еще и весьма своеобразно «метил» территорию, а также распространял собственные указы. Надпись на языке пали, которая была выбита по его приказу, гласит: «Король Ашока, любимец богов, на двадцатый год своего правления почтил сие место королевским визитом. Шакьямуни Будда был рожден здесь, поэтому камень, указующий на место рождения, был установлен и каменная колонна возведена. В честь рождения здесь бога налог на жителей деревни Лумбини уменьшается до одной восьмой части». Кстати, если взглянуть на верхнюю часть колонны, то можно обнаружить и другую, более размашистую надпись, сделанную по приказу непальского принца Рипу Малла в начале XIV века. 

Интересно, что колонну Ашоки нельзя назвать чем-то исполинским, ведь ее высота составляет лишь неполные десять метров (правда, по утверждению Сюаньцзана, некогда колонна была чуть выше, будучи увенчанной ныне утерянной скульптурой лошади). Поначалу это несколько разочаровывает, однако потом понимаешь, что в данной ситуации размер – отнюдь не главное. 

Как уже говорилось, Ашока оставил в Лумбини не только колонну, но и так называемый «камень-указатель», который был обнаружен в ходе археологических работ 1992–1996 годов и, как полагают, совершенно однозначно указывает на то самое место, где Будда вышел из чрева своей матери. В наши дни этот камень покоится под сводами храма Майядеви и является наряду со знаменитой скульптурой, в которой запечатлен сам момент рождения Будды, одной из главных святынь храма. Роды, как считается в традиции, имели место под деревом (именно такая картина изображена в скульптуре), которое, к сожалению, не пережило реставрацию. К слову, сам храм, довольно скромный по своим размерам и убранству, был возведен уже в наши дни (современная постройка относится к 2002 году) на месте древнего храма, самые ранние конструкции которого относятся к VI веку до нашей эры. К сожалению, фотографировать внутри храма Майядеви запрещено, дабы не мешать отправлению религиозных обрядов и не отвлекать молящихся от их важных дел вспышками камер. Сей факт, естественно, расстраивает, ибо не только ради впечатлений направляются сюда люди, но и с целью запечатления оных. 

В десяти метрах от храма располагается Священный пруд (Пушкарини), где, согласно легендам, Майядеви купалась перед родами, а затем там же был омыт и новорожденный Будда. Считается, что изначально пруд был овальной формы, а свой сегодняшний прямоугольный вид с кирпичной окантовкой обрел лишь в 1993 году. На берегу пруда возвышается дерево Бодхи, в тени которого отдыхают паломники. И лишь несколько бурундучков, поселившихся в алтаре, размещенном прямо в дереве, проявляют хоть какую-то активность. По факту, территория вокруг храма Майядеви – единственное благоустроенное место во всем парке. Только там косится трава, имеются газоны, на которых можно приятно поваляться и устроить небольшой пикничок, чем многие и пользуются. Такая вот территория блаженного ничегонеделания. Правда, тех, кто интересуется историей и археологией, тоже немало – ведь территория вокруг храма изобилует руинами буддийских монастырей и ступ, кои возводились здесь на протяжении полутора тысяч лет: с VI века до нашей эры по IX век нашей эры. 

В 1985 году непальское правительство, учитывая священность места (а также возможный профит от этого факта), учреждает фонд развития Лумбини (Lumbini Development Trust). Реализация данной идеи продолжается по сей день. 

По замыслу создателей этого «Будда-парка», Священный сад должен стать своеобразным смысловым центром всего комплекса, а его логическим продолжением – храмы и монастыри всех существующих направлений буддизма, представленных в различных странах. «Монастырская зона» парка делится на две части – западную и восточную, соответствуя тем самым двум главным течениям буддизма – Махаяне (вместе с Ваджраяной) и Хинаяне. Свои сооружения здесь успели возвести как традиционно буддийские страны, так и те из мировых держав, интерес к буддизму в которых появился сравнительно недавно. К настоящему времени в парке возвышаются монастыри и храмы, представляющие Сингапур, Францию, Германию, Индию, Австрию, Японию, Китай, Камбоджу, Вьетнам, Южную Корею, Канаду, Бирму, Таиланд, Шри-Ланку и собственно сам Непал. Некоторые из стран, соответственно наличию различных сект и направлений, успели возвести даже по нескольку монастырей. 

В противоположном от храма Майядеви северном краю комплекса возведена одна из Ступ Мира (их также иногда называют «Шанти-ступы»). Эти ступы хотя и являются буддийскими культовыми сооружениями, но по своей сути не имеют какой-либо четкой конфессиональной направленности и олицетворяют некий усредненный вариант буддизма «для людей всех верований и национальностей», транслируя абстрактный призыв к миру во всем мире. Установка подобных ступ по всему земному шару была начата после Второй Мировой войны по инициативе монаха из Японии Нитидацу Фудзи, основателя ордена «Ниппондзан Мёходзи». Ступа в Лумбини является одной из более восьми десятков подобных сооружений по всему свету. 

Не в пример храму Майядеви и сохранившимся сооружениям по соседству, современные храмы и монастыри выглядят менее скромно, ведь различные страны и школы буддизма буквально соревнуются друг с другом, словно пытаясь показать и доказать, чей буддизм правильнее и успешнее. Кто-то увидит в этом некое отступление от пути Будды, который был путем отречения от мирских благ, а не дорогой роскоши, утопающей в золоте. И он, наверное, будет прав.

Разумеется, что помимо культовых сооружений на территории комплекса возводятся и прочие объекты инфраструктуры: гостиницы, рестораны, музеи, культурные центры и университеты. Всё это пёстрое изобилие и позволило какому-то острослову наречь Лумбини «буддийским Диснейлендом». И сейчас, видя некоторые поистине футуристические сооружения (к примеру, музей с его круглыми ячейками-комнатами), понимаешь, что название это весьма меткое. Хотя в голову невольно приходят и другие варианты, в особенности учитывая тот факт, что каждый из монастырей строился какой-либо страной на свои собственные средства и является в некотором роде ее духовным представительством. Так, мне, к примеру, хочется назвать Лумбини «выставкой достижений буддийского хозяйства» или «буддийским Экспо». 

Еще надо добавить, что территория парка Лумбини довольно солидная – это прямоугольник 1,6 км на 4,8 км, в пределах которого практически полностью запрещено движение автомобильного транспорта. Так что для того, чтобы добраться пешком от храма Майядеви до музея, по соседству с которым располагается один из автобусных парков, придется потратить никак не меньше 40 минут. И здесь на помощь расслабленным туристам и паломникам приходят велорикши, предлагающие свои услуги по перемещению бренных тел. Есть и возможности по доставке пассажиров «водным путём», то есть по каналу, протянувшемуся с юга на север. Непонятно, правда, кому в голову могла прийти идея в таком умиротворяющем месте использовать не лодки на веслах, а моторные, треск и гул которых схожи с работой нескольких перфораторов. Возможно, это связано с тем, что в буддизме не очень ценится физический труд, отвлекающий от сосредоточенности на самосовершенствовании. 

На территории парка запрещены охота и выпас скота, но местные жители сей запрет, естественно, нарушают, причем с завидным постоянством. С ружьем здесь, конечно, никого не увидишь (в Непале охота – это вообще нечто из ряда вон выходящее, строго регламентированное и локализованное географически), но скот здесь пасется практически повсеместно. Равно как нарушается и масса прочих предписаний, в частности про то, что в этом святом месте нельзя мусорить (пластик здесь вообще официально вне закона, если верить тому, что написано на информационных щитах). Но мусора, включая пластиковый, довольно много, причем даже на центральных аллеях. Возможно, причина этому кроется в том факте, что большинство жителей южного Непала исповедует индуизм либо ислам, а потому буддизм и наследие Будды не являются чем-то священным и неприкосновенным. Соответственно, не работают ни административные запреты, ни запреты духовного характера. И только развитие общей культуры может когда-нибудь в будущем изменить ситуацию.

Сам же городок Лумбини, раскинувшийся за пределами парка (по соседству с его восточными воротами) и растущий с каждым годом всё дальше на восток и юг, становится всё популярнее среди туристов. Вопреки ожиданиям, в ночное время он может показаться не таким уж и спокойным местом. И караоке в индийском стиле, сопровождаемый пьяными криками на улице в три часа ночи, здесь никого уже не удивляет. Однако некий диссонанс определенно вызывает. Хотя, с другой стороны, для создания своеобразного баланса это, наверное, даже и неплохо. Еще бы не мешало спать.

Вместе с тем Лумбини – это всего лишь самый известный и наиболее посещаемый из объектов на территории, имеющей отношение к рождению и жизни Будды, его предшественников, современников и последователей. А есть еще Тилауракот – столица государства Капилавасту, где, кстати, Будда провел целых 29 лет своей жизни; есть места, где появились на свет другие «исторические» Будды – Канакмуни и Кракучханда; есть Девадаха – та самая столица государства Колья, куда направлялась Майядеви... Да много еще чего есть, причем разбросаны все эти интереснейшие объекты по весьма обширной территории. Так что всегда есть смысл сюда возвращаться. И, к счастью, мое следующее путешествие на родину Будды уже не за горами. 

О том, как попасть в Лумбини и другие интересные места Непала, можно подробнее узнать в путеводителе AvalonTravelGuides/Непал, доступном на сайте www.guide.kz. Там же можно почитать и о путешествиях команды «Авалона» по Непалу и возможностях участия в таковых.