В жарких объятиях Каталонии

Дорога из Барселоны в Жирону. Июньское утро. Мы едем прямо на восход солнца. Большой желтый круг медленно поднимается из-за темных холмов. Красивое начало для первой встречи с Каталонией…

Внимание! Мотор! Начали!

Живописную провинцию Жирона с кинематографом связывает давняя история. Жиронцы всегда с удовольствием участвововали в съемках фильмов, мировой прокат которых, в свою очередь, подогревал интерес к этим местам. Самый свежий пример – фантастически популярный сейчас сериал «Игра престолов».

Представьте себе натуральные декорации XV века, Кафедральный собор, арабские бани, узкие улочки, где нет связи, но зато постоянно звонят колокола. Это было идеальной площадкой для шестого сезона «Игры престолов». Одно из центральных мест съемок потом объявили как самое романтическое в Испании. Туроператоры предлагают теперь экскурсии для фанатов фильма. Но сначала была работа, интересная и изнурительная...

Три месяца подготовительного периода и три недели съемок. Здесь все было парализовано, и жиронцы вынуждены были уезжать из Старого города, но тем не менее с большим пониманием относились к съемкам. 

– Им очень хорошо заплатили. Не знаю сколько, но думаю много, – улыбнулась наш гид.

Съемки стартовали на рассвете. Все их участники жили поблизости, чтобы успеть на площадку к 4 утра. Всего набирали 800 человек массовки с обязательным условием – без каких-либо татуировок на теле. Платили статистам по 50 евро в день. Желающих было много, правда, в основном подростки, которые приходили в сопровождении родителей. Периодически вдоль очереди шел ассистент режиссера, всматриваясь в подходящие типажи. И очень часто он выбирал не дочку, а ее маму – сказывался дефицит на взрослые лица. 

Секретный код

Сегодня в Жирону можно приехать при наличии шенгенской визы. Ну а раньше, скажем в XI веке, как решался этот вопрос? 

Нарисуем такую картинку. Поздний вечер. Высокие крепостные стены. Городские ворота уже закрыты. Как быть средневековому туристу, ночевать под звездным каталонским небом? Возможно и так, но у коренного жиронца был на этот случай свой проверенный вариант. Он лез на высокую колонну, которую венчала скульптура львицы. Горожанин целовал жиронскую львицу в заднюю часть, и вслед за этим открывались двери соседнего отеля, куда его и пускали переночевать. 

– За деньги, – добавила гид.

– А просто так заплатить хозяину отеля нельзя было? – поинтересовался я. 

– Ну, можно, наверное, было и так, но это был секретный код всех жиронцев.

К точной копии колонны мы подошли на городской площади. Оказалось, с этим местом связана легенда о получении уже полноценного жиронского гражданства. Это был самый дешевый и простой способ. Правда, здесь жиронцы усложняли задание, смазывая колонну жиром, чтобы затруднить подъем потенциального соискателя. Но если тот поднимался и все-таки целовал пятую точку жиронской львицы, то ему выдавали разрешение и он становился жителем Жироны (эх, современным иммигрантам такую бы систему). А тот, кому это не удавалось, все равно мог приезжать сюда и просто заниматься коммерцией (что ж, тоже вариант). Кстати, человек, который ваял эту львицу, по всей видимости царя зверей не видел – его скульптура больше напоминает испуганное домашнее животное.

Так-то, бляха-муха!

Эта короткая строчка из Евгения Евтушенко удивительно точно подходит к описанию другого городского символа. 

Откровенно говоря, за всю историю фортуна один раз улыбнулась защитникам Жироны. Всего же на город было совершено 245 нападений. Жиронцы выиграли только одно. Поэтому будем говорить об этом одном. 

...1285 год. Армия французского короля Филиппа Отважного уже шесть месяцев осаждает Жирону. С большим трудом французы завладели несколькими кварталами города, в которых находилась церковь с гробницей святого Нарцисса – покровителя Жироны. Ослепленные злостью солдаты попытались осквернить захоронение. И в тот момент из гробницы вылетел огромный рой ядовитых мух, которые начали жалить захватчиков, пока они все не погибли. 

Благодаря этому чуду героическая муха приобрела статус главного символа Жироны, а святого Нарцисса стали с тех пор изображать в окружении мух. В наше время в ходу также конфеты, сувениры и одежда с их изображением. 

Кстати, французская армия, застрявшая тогда под Жироной, действительно была поражена эпидемией. А сам Филипп заболел и умер во время отступления. Так-то, бляха-муха…

Заоблачный эксперимент

Этот архитектурный эсперимент впечатляет до сих пор. В центре Жироны возвышается кафедральный собор Девы Марии, построенный без внутренних колонн, с единственным, но самым широким в мире готическим нефом – шириной 23 метра.

Строительство собора заняло два века – с XI по XIII, начавшись в романском стиле и завершившись в готическом. Он стал самым крупным однонефным собором в мире: 55 метров в длину, 35 в высоту и 23 в ширину. Это чудо, что он стоит до сих пор. 

Во внутренней сокровищнице собора хранятся уникальные церковные принадлежности, старинные манускрипты, гобелены, миниатюры. Но центральная реликвия – тончайшей работы ковер «Сотворение мира». Здесь изображено все самое главное о Божественном зарождении земной жизни. При своих внушительных размерах (3,7 на 4,7 м) это полотно XI века весит всего 5 кг.

Недалеко от собора протянулась не менее впечатляющая крепостная стена IX века. Думаю, кто еще не поднимался на Великую Китайскую стену, может отчасти компенсировать впечатления на Великой Жиронской стене. Часть этой стены и сейчас составляющая жилых домов. Сегодня в этих старинных двориках разбиты цветочные сады. Кстати, одну неделю в году дворики старого города открыты для свободного посещения. Это уникальная возможность для всех туристов. Происходит это во время фестиваля цветов, когда вся Жирона утопает в цветочных декорациях. И вспоминая о кино: на этих улочках снимался знаменитый «Парфюмер».

За горячим мороженым на ослопеде 

Жирона традиционно популярна среди велосипедистов-профессионалов. Здесь в свое время жил и тренировался великий Армстронг. Как шутили журналисты, «человек, чья фамилия переводится как «сильная рука», всегда работал «не покладая ног». Вот и мы, передвигаясь по Жироне, пересели на два колеса. Но наша уставшая группа выбрала специальные электрические велосипеды – буросикледы (burricleta). По-испански бурро – это ослик, поэтому в народе это средство передвижения прозвали «ослопед». Аренда – 22 евро в день. Удобно и многое можно успеть. 

В дороге, конечно, запомнились разноцветные фасады домов по берегам реки Оньяр. Их теплые цвета говорят об особенном радушии людей. Интересно, что для удобства существует даже специальная карта из 19 утвержденных цветов. Можно выкрасить свой дом в любой из этих средиземноморских тонов.

Ну и куда же без местной кухни. Это здесь искусство высокого полета. Кто не в курсе, среди 14 жиронских ресторанов один обладает тремя звездами Мишлен, два других – двумя, остальные имеют одну. Например, в ресторане El Celler de Can Roca столики бронируют за год вперед. Это заведение братьев Рока было дважды признано лучшим в мире по версии британского журнала The Restaurants. Ну если в этот ресторан вы с ходу не попадете, то в их знаменитый магазин мороженого – без проблем.

Rocambolesс Gelateria доступна каждому туристу, здесь демократические цены, креативная подача, необычные вкусы, например вкус яблока в духовке. Есть тематические варианты, посвященные тем же «Играм престолов» или «Звездным войнам». Есть даже горячее мороженое. Разрезают булочку, внутрь кладут выбранное вами мороженое и запекают в вафельнице. На лицо полный кондитерский авангард, за который смело можно давать следующие три звезды.

В ожерелье Коста-Бравы

Чем дальше двигаешься по средиземноморскому побережью Каталонии, тем лучше понимаешь, сколько жемчужин собрано в ожерелье Коста-Бравы: Ператальяда, входящая в «золотой треугольник» средневековых деревень, легендарный, как сам Дали, город Фигерес, Эль-Порт-де-ла-Сельва с величественным монастырем  Сант-Пере-де-Родес, Кадакес с его живописной набережной и, конечно, Росес, о котором немного поподробнее.

В порту Росеса вы можете наблюдать картину, как два десятка круизных лайнеров синхронно по команде (как в «Формуле-1») отплывают в море. Рыбацкие же суда приплывают в порт к 6 вечера. Если не хватает  места, они паркуются параллельно и выгружают рыбу через борт соседнего судна. Время – деньги. Вся рыба разделана уже в дороге. Через считанные минуты ящики попадают на местную рынок-биржу. Кстати, рыбный аукцион проходит по-своему: от максимальной высокой цены и на понижение. 

На улицах Росеса мы встретили завораживающие цветочные ковры. Люди наносят мелом на мостовую рисунок и потом выкладывают все это цветами. Проводят даже конкурс на лучший ковер. И по традиции дети, которые идут в церковь на первое Причастие, проходят сначала по цветочному ковру. 

Следующий на пути – Тосса-де-Мар. В 50-е годы американцы приехали в этот бедный рыбацкий городок снимать фильм «Пандора и Летучий голландец». Красивая история, объединившая легенды о капитане корабля-призрака и девушке Пандоре, открывшей злосчастный ящик. Главную роль исполнила голливудская дива Ава Гарднер. Для местных жителей эти съемки принесли революционные перемены. 

В то время у Гарднер был бурный роман с Фрэнком Синатрой, до которого дошли слухи, что актриса неравнодушна к своему партнеру по фильму. Синатра мгновенно примчался сюда на роллс-ройсе, привез подарки и ожерелье из изумрудов. Тогда пресса и папарации так разнесли эту историю, что городок прогремел по всему миру. А к 50-летию фильма на набережной поставили статую одной из самых красивых актрис прошлого века.

Шоколадные ворота в Европу 

В следующем городке нам рекомендовали одеться во что-нибудь белое, чтобы поддержать атмосферу и колорит ярмарки «Американцев». На центральном бульваре Льорет-де-Мар было полно туристов, желающих приобщиться к атмосфере исторической эпохи и вспомнить прошлое страны. А вспомнить есть что – и хорошее и плохое...

Вся средневековая эпоха была временем господства пиратов. Тех из них, кто был на службе у английской королевы, называли корсарами. Многие лорды получили, кстати, свои звания за то, что были хорошими корсарами. Каталонцы тоже промышляли пиратством. Именно каталонские корабли вывезли из Африки около 30 тысяч рабов и торговали ими потом в порту Паламоса. 

К слову, каталонцы торговать умеют прекрасно. Когда король Карлос III разрешил торговлю между Испанией и её южноамериканскими колониями, это дало колосальный стимул для развития судостроительства и торговли. На прекрасных парусниках каталонцы плывут за океан. Самая популярная точка – Куба. Тогда такое путешествие длилось 4-5 лет, а чтобы получить диплом капитана, нужно было сделать три ходки в Америку и обратно. Везли в основном ром, древесину, табак, кофе и шоколад. Льорет-де-Мар называли тогда шоколадными воротами в Европу.

А в XIX веке местные жители отправились в Америку за лучшей жизнью, и более половины из них вернулись из Нового Света богатыми людьми. По возвращении они заводили свое дело, строили большие дома, женились на девушках гораздо моложе их, и потом уже богатая вдова продолжала дело своего мужа. Правда, брачный контракт подразумевал, что если женщина опять выйдет замуж, то потеряет все.

И если до ХХ века город держался на торговле, то сегодня главным источником дохода стал туризм. Одним из таких event-мероприятий стала ярмарка «Американцев», когда улицы городов превращаю в мини-Кубу.

…и стаканчик холодного «Дайкири»

Что касается Кубы, то в Старой Гаване есть легендарный бар «Флоридита», завсегдатаем которого был старина Хемингуэй, который любил здесь пропустить стаканчик-другой коктейля «Дайкири». Один раз на спор он выпил 13 двойных «Дайкири». Говорят, этот рекорд еще не побит. Так вот создал это коктейль владелец бара – каталонский иммигрант Константино Рибалайгуа Верт.  

Настоящий «Дайкири» нам и приготовили в Льорет-де-Мар. И кстати, место для этого выбрали по-своему романтичное – одну из лужаек в садах святой Клотильды, признаных национальным достоянием Каталонии.

Основатель этого садового шедевра маркиз де Ровиральта – врач, путешественник и владелец фармацевтического предприятия в Бразилии. Сады зовутся так, потому что первую супругу маркиза звали Клотильда. 

При маркизе здесь работало четырнадцать садовников, сейчас – четыре, и их оплачивает мэрия. При этом сама вилла все еще принадлежит семье маркиза.

Круглый год здесь растут только зеленые растения, кроме одной липовой аллеи. Много элегантных кипарисов. В Каталонии эти деревья с древности – символ гостеприимства. Если возле дома рос кипарис, то ты мог попросить в этом доме еду и даже остаться на ночлег. Думаю, сейчас это уже не работает... 

P.S. 

Куратор нашего пресс-тура Татьяна Михалева заранее предупреждала, что организатор поездки – патронат по туризму Коста-Бравы и Пиренеев Жироны – так старался, что программа получилась нереально насыщенной. И это была горькая правда. Но мы с большим удовольствием выдержали этот незабываемый каталонский ритм.

Продолжение следует