Остров трех изобилий

В конце ноября «Мир путешествий» пригласили на южнокорейский остров Чеджудо. Для нас это был первый визит в «страну утренней свежести» и на ее «остров трёх изобилий». Наш короткий, но очень интересный информационный тур был организован Ассоциацией туризма острова и компанией Golden Tour Kazakhstan. 

Подлетая к одному из крупнейших в мире аэропортов – Инчхону, – мы увидели внизу выпавший снег. Но уже через пару часов мы вылетели из другого сеульского аэропорта Кимпо на остров Чеджудо, где в это время начали распускаться камелии и поспели мандарины.

Мы оказались здесь в низкий сезон, но в этом тоже есть свои плюсы: нет большого потока туристов, лишней толкотни, и всё можно без проблем посетить.

Пляж с сюрпризом

Этот уникальный остров омывается тремя морями и находится в субтропической климатической зоне – это его основное отличие от материковой Кореи с ее умеренным климатом.  

Интересен остров необычайно. Вы где-нибудь видели шикарный лазурный пляж с белым песком, где в прибой бьют источники артезианской пресной воды? Бьют прямо в 28-градусную морскую воду. Во время прилива можно наступить на горячий пляжный песок и провалиться в ледяную воду источника. На пляжах даже есть два вида душевых: одна – обычная, а рядом – прохладный артезианский источник.

Воду здесь не опресняют вообще. Под островом течет артезианская река, и у каждого дома своя скважина. Краны стоят прямо на улице. Чеджу – единственная провинция в Корее, где есть такая вода. Ее производственная марка входит в тройку чистейших вод мира.

На Чеджудо раньше всего в Южной Корее начинается цветение дикой сакуры. Её еще называют «королевской вишней». А в местных лесах встречаются деревья возрастом до 600 лет. Здесь выращивают шикарное красное манго (Red Mango), которое вы не попробуете нигде. Равно как и мандарины. Здесь девять видов мандаринов, четыре из которых выведены на острове, и их нет больше нигде в мире. И это не фигура речи. Местные мандарины на экспорт не поставляются. Почему? Потому что они ничем не обрабатываются и, соответственно, не выдерживают долгой транспортировки. Сами корейцы делают из мандаринов варенье, чай, шоколад. Они все без косточек, порой огромного размера и с удивительными ароматами.

Главный секрет

Остров входит в число семи самых экологически чистых мест на Земле. Здесь нет промышленности и в ближайшее время не будет. Есть только локальное производство, небольшие производственные линии, но это не заводы и не фабрики. 

Половина автомобилей на острове – электрические. А южную часть острова полностью перевели на электроавтобусы. Изначально остров потреблял электроэнергию с материка, которая шла сюда по 98-километровому подводному кабелю. Сейчас ситуация изменилась. На острове построили ветряные мельницы и три электростанции, работающие от силы морских прилилов и отливов. Правда, до 2020 года с материком еще действует контракт, по которому остров должен потреблять энергию в размере 17%, но потом Чеджудо будет полностью обеспечивать себя электроэнергией сам. 

Вы спросите, а как же негативное влияние на землю ветряных мельниц – так называемое статическое электричество? Островитяне решили и этот вопрос: они выдвинули мельницы в море.  Дело в том, что вода не воспринимает электричество, и, скажем, дикие дельфины прекрасно вокруг них плавают. Так что можно рыбачить возле мельниц, а заодно подружиться с дельфинами. 

Морской женьшень от хэнё

На острове, кстати, очень хорошая рыбалка и дайвинг. Три разных моря, и у каждого своя фауна. Но при этом здесь никогда не было тралового промышленного лова. Все остается в природе, выращивают только камбалу. Местная морская вода постоянно движется и за счет этого не застаивается, благодаря чему не бывает такой же теплой, как парное молоко, или слишком холодной. 

Есть два места в мире, где добывают натуральную ракушку галиотиса (абалона): Южная Корея и Вьетнам. Её еще называют «морским женьшенем»: она полезнее, чем знаменитый рапан. Интересно, что на Чеджудо галиотисы запрещено поднимать на берег даже дайверам – это прерогатива только женщин-ныряльщиц, так называемых «хэнё», которые зарабатывают на жизнь, ныряя на большую глубину, да еще и без акваланга. Это традиция, но уже вымирающая.

Всю продукцию, которую добывают хэнё, скупают за очень большие деньги. Особенно в этом преуспели главные гурманы морепродуктов – японцы. В первую очередь ценятся высокие вкусовые качества местного галиотиса – ведь его не выращивают на морских огородах с применением подкормки. 

Разговор двух профессионалов

Вернемся к рабочей программе визита, тем более что в наших встречах участвовали интересные спикеры: руководители администрации острова, Туристической ассоциации провинции Чеджу и представители ведущих игроков индустрии туризма Чеджудо.

Но вот эксклюзивное интервью с начальником регионального отдела Туристической ассоциации Чеджу мне взять не удалось – меня опередила директор Казахстанской туристской ассоциации г-жа Шайкенова. Я даже не успел включить микрофон, а Рашида Рашидовна уже задавала вопросы своему коллеге – г-ну Киму (Jeong-Joo Kim). И надо сказать, провела она это интервью суперпрофессионально. В этом случае я был рад, что остался без работы.

– Мистер Ким, в Казахстане Южная Корея ассоциируется в немалой степени с медицинским туризмом. Давайте начнем с этого. 

– Администрация острова уделяет большое внимание различным аспектам развития туризма, в том числе медицинского. У нас разработан специальный проект, внутри которого работают несколько клиник, занимающихся медицинским туризмом. Для того чтобы поправить здоровье и отдохнуть, на остров приезжает сейчас очень много туристов. И у нас продолжают разрабатываться программы по медицинскому туризму.

– Что вообще остров Чеджудо предлагает потребителям?

– Здесь очень много природных достопримечательностей, которые получили разные статусы от ЮНЕСКО. Это природное наследие, биосферные ресурсы и геопарки. Женщины-ныряльщицы хэнё также имеют статус нематериального наследия. 

Чеджудо – очень необычный остров: это один большой вулкан. И в связи с вулканической деятельностью (которая сейчас не активна) здесь много различных пещер, природных достопримечательностей, совершенно особенная растительность.

–  А пляжный туризм?

– Конечно: пляжи, море, океан. И те знаменитые ныряльщицы, которые достают морепродукты, являются символом морского изобилия. 

– То есть у вас женщины как самые выносливые в семье делают эту работу? Без водолазного снаряжения ныряют и достают эти морепродукты?

– Они исторически так добывали морепродукты для пропитания. Раньше было много случаев, когда мужчины-рыбаки уходили в море и не возвращались. И женщины начинали заботиться о семье. 

– Какова доля туризма в ВВП острова? Назовите ваш бюджет.

– Одна треть примерно приходится на туризм. 

– Вы довольны? Или же считаете, что у вас есть перспективы для роста?

– До недавнего времени мы не могли перевалить рубеж в несколько миллионов туристов. Сейчас у нас 15 миллионов в год.

– Супер! А сколько населения на острове?

– 660 тысяч.

– 15 миллионов на 660 тысяч! Это хорошая цифра. А какой сегмент туризма наиболее востребован?

– Наиболее популярный вид туризма связан с природными достопримечательностями. 

– Не пляжный?!

– То, что вы подразумеваете под пляжным туризмом, означает для многих банальное лежание на пляже. Здесь это не самое главное. Наши основные туристы любят природу, походы в горы, экскурсии. Дальше идет гольф-туризм. И только потом – отдых. Также у нас сильно развит деловой туризм: бизнес-встречи, выставки, конференции.

– Какие страны в этом потоке туристов преобладают?

– Около трех миллионов туристов в год составляют иностранцы. Среди них больше всего китайцев, японцев и выходцев из Юго-Восточной Азии.

– Три миллиона иностранцев, а остальные 12 миллионов – корейцы?

– Да.

– Они больше предпочитают путешествовать внутри страны или по миру?

– Так как у нас высокий уровень жизни, то многие выезжают за границу. В стране популярны туры выходного дня и школьный туризм. На острове очень хорошая экологическая ситуация и богатая природа. Поэтому к нам приезжают просто отдохнуть.

– Хорошо. А если мы будем приглашать ваших туристов в Казахстан? Что они любят, когда выезжают за пределы страны?

– Это активные туристы. Их интересует многое, они любознательны. Им будет интересен весь ваш туристический потенциал. 

– Если я не сильно Вас утомила, еще несколько вопросов по сотрудничеству с Казахстанской туристской ассоциацией. Мне как ее главе интересно, как власть острова взаимодействует с отраслевыми ассоциациями. 

– Около 70% финансовой поддержки идет от правительства, в нашем случае от администрации провинции Чеджу.

– 70% целевого финансирования на то, чтобы функционировала ваша Ассоциация туризма?!

– Да. Финансирование и поддержка различных мероприятий. Скажем, если наши туркомпании собираются посетить какую-то выставку за границей, то они получают государственную поддержку (если эти компании соответствуют определенным условиям). Плюс есть еще годовые взносы местных турагентств, которые идут на развитие туризма. 

– А сколько на острове туристских ассоциаций?

– Есть еще Туристическая организация Чеджу. Это отдельная организация. Они занимаются имиджевым маркетингом, и их деятельность не пересекается с деятельностью Ассоциации по бизнес-маркетингу. То есть Туристическая организация занимается промоушеном туризма, а конкретными проектами (посещением выставок, установлением бизнес-контактов и т.д.) – Ассоциация туризма. 

– Как у вас развивается гостиничный бизнес и что он предлагает?

– Сейчас настолько много частных инвестиций в гостиничный бизнес, что рынок перенасыщен. На острове сегодня большой выбор отелей самой разной категории.

– Что вы можете предложить для бюджетных туристов и молодежи? 

– У нас очень развита система хостелов. Есть резорты, гестхаузы, частные отельчики. 

– А когда на острове высокий сезон?

– Лучшее время – когда не жарко и не холодно. Это осень и весна. Но есть еще и летний сезон корейских отпусков. В принципе, у нас можно путешествовать без проблем круглый год.

– Хорошо. Спасибо большое, мистер Ким!

Сдерживающие факторы

Что ж, поговорим теперь о проблемах. А как же без них! Но, как говорится: «предупрежден – значит вооружен». 

Сейчас в связи с известным военным фактором КНДР туристический поток в Южную Корею немного спал, но, передвигаясь по острову, мы видели много англоязычных туристов и групп из Восточной Азии, Малайзии, Вьетнама. Есть туристы из Тайваня и Гонконга. Но основной поток, конечно, составляют китайцы. При этом с конца 2014 года сильно упал поток туристов из России. Это связано в первую очередь с экономикой и законодательством по развитию внутреннего российского туризма.

Система и особенности местного отдыха не всегда совпадают с нашими ожиданиями. Корейцы любят активный отдых на природе, а большинство наших туристов предпочитает сочетать его с чем-то более интересным и современным или вообще валяться на пляже. Мы спрашиваем, почему нет шезлонгов на пляже, но местным они не нужны. Они вообще избегают загара. У них другой состав кожи. При этом корейские пляжи просто фантастически красивые.

Есть еще один объективный фактор: в России и Казахстане не могут полноценно преподнести возможности местной индустрии туризма. Нет нужного объема и качества информации. Что касается Казахстана, то мы надеемся, что в следующем году Туристическая ассоциация Чеджу подпишет официальное соглашение о партнерстве с Казахстаном, и тогда будут открыты новые возможности для развития этого направления. 

Корейская волна 

А пока к делу успешно подключается молодежь. Корейская молодежная тематика, стиль жизни и культура сейчас очень популярны в мире. Растет число фанатов корейской музыки, еды, сериалов. Во многих странах открываются корейские комьюнити – это азиатская система жизни «без проблем». Корейцы, что называется, устали и не хотят напрягаться. А когда все просто, это притягивает. Скажем, в Европе дети не могут найти этой простоты ненапряженного общения. И Корея берет чистотой и простотой отношений: они избегают шаблонов.

Однако пресловутого американского влияния даже Южная Корея не может избежать. Правда, у этих отношений давняя история. В 60-е годы страна была одной из беднейших в регионе – это результат многолетней японской оккупации. Потом была гражданская война, разруха, голод. И очень большую помощь тогда оказали американцы. В дальнейшем влияние Америки усиливалось. Причем американизация шла по всем фронтам. Это задело даже индустрию спорта и развлечений. На острове сейчас 26 гольф-клубов, четыре из которых мирового значения. 

Бросается в глаза и широкая сеть католических и протестантских сект, баптистов, мормонов и т. д. Дело в том, что Корея всегда поднимала в первую очередь свою промышленность, у них собственный автопром и стопроцентный налог на ввоз импорта в страну. А церковь никогда не облагалась налогом. И, говорят, под этот шумок ввозили алкоголь, сигареты и все остальное, что облагается стопроцентным налогом. Вот такой бизнес. 

Корона острова

Конечно же, мы побывали у подножия знаменитой горы Халласан («сан» на корейском означает гора). Ее высота 1950 метров. Это самая высокая гора Южной Кореи и вторая на корейском полуострове. Вершину ее кратера венчают 99 острых скал, которые создают вид короны. Эту необыкновенную красоту отметила и ЮНЕСКО. 

Наш журнал выйдет в преддверии Нового года, и поэтому несколько слов на эту тему в формате Южной Кореи. Корейцы свой Новый год так же, как и мы, отмечают в семье, с друзями. Правда, они не встречают этот праздник 31 декабря. Азия отмечает Новый год по лунному календарю, который меняется ежегодно. Несмотря на это, рано утром 1 января корейцы встают и встречают рассвет. В этот день проводится даже специальный фестиваль рассвета, когда жители и гости страны на рассвете загадывают свои желания с надеждой на самое лучшее. 

Поздравляем вас с Новым годом!