Остров китайской мечты

Есть на Хайнане место, которое любой уважающий себя китаец, приехавший в эти края, обязательно сочтет своим долгом посетить независимо от своего вероисповедания. Это центр буддизма Наньшань, расположенный на морском побережье среди живописных холмов в 40 км от города Санья. Именно здесь возведена 108-метровая статуя богини Гуаньинь – четвертая по высоте в мире, – которая стала визитной карточкой острова.

Построен центр был в конце 90-х годов прошлого века – к 2000-летию появления буддизма на территории Китая. Ныне, наряду с конфуцианством и даосизмом, это одна из трех основных религий страны. Наньшань стал самым большим буддийским центром, появившимся после образования КНР в 1949 году. По огромному парку, занимающему почти 50 тысяч кв. метров, даже бегают паровозики, перевозя посетителей от одной достопримечательности к другой. В пик сезона сюда приходят более 100 тысяч человек в день.

Чтобы осмотреть весь центр, надо потратить как минимум целый день. Ведь Наньшань – это несколько храмовых комплексов, построенных в стиле эпохи Тан начала первого тысячелетия (есть даже точные копии), три парка с мостиками, беседками, прудами, озеро с рыбками и черепахами, «долина долголетия», множество скульптур, колоколов и других буддийских артефактов. А в одном из храмов даже находится одна из самых больших в мире золотых скульптур Будды высотой 3,8 метра, на изготовление которой ушло 140 кг чистого золота и множество драгоценных камней: алмазы, сапфиры, жемчуг, нефрит, жадеит. Установлена скульптура на нефритовой подставке в виде цветка лотоса и, главное, содержит частички праха Будды.

Весь комплекс утопает в зелени, спускающейся с холмов прямо к лазурным водам Южно-Китайского моря. А еще это действующий монастырь, где проживает 80 монахов, в том числе несколько монашек. Кстати, в древности здесь был основан первый на острове буддийский храм, поэтому это место считается намоленным.

Разбит же парк в соответствии с древним китайским учением фэншуй о гармонии человека и природы. Как уверял экскурсовод, здесь очень сильно выражена энергетика ян – субстанции, связанной с солнцем и небом, а средняя температура на 2-3 градуса выше, чем в других местах. Поэтому наша поездка в конце мая сулила, можно сказать, паломнические испытания. Но нам сопутствовала удача: богиня Гуаньинь подарила спасительную облачность.

Под покровительством павлина

Началось же наше путешествие с «Небесных ворот», похожих на классические китайские ворота, которыми украшались дома богатых людей, а также храмы и дворцы. Часто они бывали трехарочными: центральная арка – для знати, а через боковые проходили простолюдины. Здесь же арка одна, что неслучайно: ведь эти ворота символизируют вход в мир буддизма, провозглашающий равенство всех людей. Недаром над аркой изображены два иероглифа: «недвойственность» и «единство». 

За воротами нас сразу же встретила огромная цветочная скульптура павлина с распущенным хвостом. Это тоже было неспроста. По фэншую, первое, что вы видите, когда входите в любой дом или парк, является самым главным. В Китае же павлин, являясь символом славы, красоты и достоинства, привлекает удачу и успех, а его развернутый хвост преграждает путь любой дурной энергии. 

Что же касается удачи и благополучия, то их атрибуты подстерегали в парке повсюду. Скрыться от счастья было решительно невозможно. Сразу за павлином на другой клумбе возвышался гонг счастья, здоровья и долголетия. Нужно было только загадать желание и три раза посильнее ударить ладонью в гонг, что мы и проделали. Далее широкая аллея в окружении пальм и других пышно цветущих растений привела нас к месту, где в полукруге выстроились  вращающиеся молитвенные барабаны. Это традиция пришла из Тибета. Когда паломники крутят барабаны, то выбитые на них мантры запускаются в действие, словно безмолвная молитва. Но при этом можно также загадывать  и желания.

А рядом на клумбе выделялось изображение огромной свастики – правда, левосторонней: с «вращением» против часовой стрелки. После трагических событий нашей истории видеть ее было здесь непривычно, но что делать, если нацисты позаимствовали древний солярный знак –  символ жизни, света, движения солнца по небу, который использовался в разных культурах Востока и Запада уже с VIII тысячелетия до н. э. Кстати, и само слово свастика образовано ведь из двух санскритских корней: су – «добро, благо», асти – «быть, существовать». То есть «несущий благо», благополучие. В буддизме этот символ получил большое распространение. По преданию, свастика была запечатлена на сердце Будды, и порой в храмах можно увидеть ее изображение на статуэтках основателя буддизма. Я и в Наньшане еще пару раз ее встретил.

Трехликая богиня 

Барабаны находились уже в самом конце аллеи. А дальше открывалась площадь Света – просторное и очень красивое место, откуда открывается великолепный вид на море и возвышающуюся над водной поверхностью главную достопримечательность комплекса – 108-метровую статую богини Гуаньинь. 

По высоте она на 15 метров превышает статую Свободы и установлена на насыпном острове в море, к которому ведет широкий мост. Здесь у богини три лика. Вообще же, вариантов изображения этого божества огромное множество: часто встречаются 4, 8 и 11 ликов, но канон допускает и 84000. То же относится и к количеству рук. У тысячерукого изображения, кстати, на ладони каждой руки имеется глаз. В Наньшане статую лучше всего сравнить с треугольной призмой, с каждой грани которой выступает один из обликов богини. К берегу обращен тот, что держит в левой руке свиток со священными сутрами, а пальцы правой сложены в жесте благословения (мудра Витарка). Два других лика смотрят на море. Впрочем, один из них – с четками в руках – благодаря местному лукоморью (это вовсе не сказочная страна из поэмы Пушкина, а всего лишь изгиб берега) можно увидеть со стороны главного храма, находящегося в западной части парка. А вот третий облик – с цветком лотоса – доступен только со стороны моря. 

В пьедестале статуи, имеющего вид стилизованного цветка лотоса, расположился храм. Но выстоять на жаре очередь в два-три часа могут, наверное, только самые правоверные последователи Будды.

Открытие же памятника состоялось в 2005 году. Это был большой праздник, на который были приглашены 108 настоятелей буддийских монастырей из всех регионов страны. Число 108 здесь фигурирует неслучайно (а помимо высоты статуи это еще и количество бусин в четках у третьего лика). На Востоке – это сакральное число, восходящее к ведической культуре. Совершив какое-либо действие 108 раз, можно достичь совершенства и успеха в деле, с ним связанном.

Сама же Гуаньинь – одно из самых почитаемых божеств в Китае, поскольку покровительствует всем, кто страдает, нуждается в помощи и защите. Она также помогает женщинам обрести детей. Интересно, что восходит этот образ к одному из буддийских бодхисаттв, которые согласно традиции не имеют пола (в буддизме махаяны, распространенном в Китае, бодхисатвы – те, кто достиг просветления, но отказывается уходить в нирвану ради спасения всех живых существ). Женское же обличье появилось, как полагают исследователи, после VIII века, когда Гуаньинь стали связывать с принцессой Мяо Шань, буддийской мученицей за веру. Из Поднебесной «богиня великого милосердия» перекочевала в пантеоны соседних государств – например, в Японии она превратилась в богиню Каннон. Иногда Гуаньинь принимает и грозное обличье, вступая в поединок со злом. А те два лика, что в Наньшане обращены к морю, охраняют остров от штормов и ненастий.

Микрофоны древности

А пока мы рассматривали богиню с разных ракурсов, рядом, на отдельной площадке, шел непрерывный ритуал молитв и воскурения благовоний. Верующие приобретали по три ароматических палочки в расположенной тут же беседке, поджигали их и, преклоняя колени, читали молитвы, обращаясь к богине. Затем палочки устанавливали в специальном ковчеге, где те, продолжая дымиться, продлевали срок действия молитв. 

Очень интересным оказалось место на площади, представлявшее круг, огороженный невысокими – меньше метра – гранитными блоками с высеченными на них текстами молитв. Если встать в самом центре круга и произнести какие-нибудь слова, то возникает ощущение, что ты говоришь в микрофон, а где-то поблизости спрятаны динамики. Ощущение удивительное, даже если знаешь, что подобные эффекты были известны с приснопамятных времен. Например, принципы акустической архитектуры использовались при строительстве римских амфитеатров, где в стены часто монтировались пустые глиняные сосуды, чтобы усилить звук и создать эхо. Как именно это достигается здесь, сказать трудно. Главное,  чтобы звуковые волны не рассеивались, а отражались от какой-либо преграды – и обязательно неравномерно. Таких мест много в Храме Неба в Пекине. А здесь, в Наньшане, когда стоишь в этой точке лицом к лицу с богиней Гуаньинь и произносишь какие-то пожелания, эффект возникает не только акустический, но и эмоциональный.

Осмотрев напоследок установленные по обе стороны от площади две большие скульптуры – макеты рук богини в натуральную величину, – мы сели в паровозик и отправились в Долину долголетия. 

После старости

Долголетие всегда было важно для китайцев, поскольку еще 60 лет назад средняя продолжительность жизни в стране составляла всего 40 лет с хвостиком. Встретить старость в кругу большой семьи, в окружении детей и внуков было мечтой каждого жителя Поднебесной. Хайнань в этом плане является местом благословенным. Сегодня на острове проживает более 1000 человек, преодолевших столетний рубеж. Портреты многих из них можно увидеть как раз в том месте, куда нас доставил паровозик.

Символом долголетия в Китае является черепаха. Поэтому первое, что бросилось в глаза (привет фэншую!), была скульптура из трех черепах разного размера, поставленных одна на другую. Это символ трех поколений семьи, четвертая черепашка – совсем малышка – пыталась забраться на получившуюся пирамиду сбоку: род должен продолжаться. Рядом – из маленького круглого бассейна, украшенного цветами лотоса и усыпанного монетками на счастье – выглядывала божественная черепаха с головой дракона. Чуть дальше – «источник долголетия». Не знаю, насколько прибавилось мне лет жизни, но в жару из него было приятно напиться и ополоснуть лицо. 

Сама же «долина» представляет собой небольшой парк, где растут каучук, кротоны, пальмы разных видов. Есть и драцена, но только не та, что у нас выращивают в горшках, а другой ее вид, называемый Драконовым деревом. Оно считается символом долголетия, некоторые виды этого растения достигают возраста более 4000 лет. 

Вдоль аллей парка установлены портреты «передовиков производства» – хайнаньских долгожителей. Указаны имена, возраст, факты биографии. Почти все они – сельские жители, которые и в школу-то никогда не ходили. Абсолютно свободные от цивилизации: в пробках не стоят, выхлопными газами не дышат, за компьютером часами не горбятся. Живут в простеньких домишках – таких же, как у их дедов и прадедов. Однообразное, если не сказать примитивное, существование: кроме своей деревеньки они ничего другого и не видели, а потому вполне счастливы. 

Тропинка вывела нас к Будде долголетия, задумавшегося о чем-то в позе лотоса в каменной нише. Рядом с ветвей свисали тысячи алых ленточек с молитвами о счастье, здоровье, долгих лет жизни. Их можно приобрести на входе и при желании вписать имена родных и близких. 

Веселый Будда и угрюмый дух

Немного о храмах, которые мы посетили. В первом из них – храме 33-х статуй богини Гуаньинь и Духа денег – поразило сочетание, когда в одном зале видишь благостные лица богинь Гуаньинь на фоне идиллии горных и морских пейзажей, а в соседнем на тебя взирают зловещие физиономии духов денег в кроваво-золотом антураже. Изображены они в виде сидящих на троне грозных властителей, собравших все золото мира. У ног каждого духа (а было их здесь четверо) лежат мешочки, набитые маленькими слитками белого и желтого золота. Стоимость каждого мешочка – 8 тысяч юаней. Желающий поправить свои финансовые дела покупает его, а затем бросает к ногам духа. Рядом, в витринах под стеклом, выставлены слитки банковского золота 999-й пробы, каждый из которых стоит 10000 юаней и также при покупке остается в храме. Отсюда золото не выносят. 

Заканчивается же храм духа денег, естественно, магазином. Цены довольно высокие (иначе бы, наверное, дух денег оскорбился), но больше это связано с использованием в изделиях полудрагоценных камней: перламутра, агата, аметиста, обсидиана. Но есть и тыква-горлянка, которая по фэншую является символом изобилия.  

Главный же храмовый комплекс – «Наньшань» – состоит из трех павильонов и возведен на склоне горы таким образом, что каждый следующий храм расположен над предыдущим. Связывает их длинная лестница, а сквозные нижние храмы являются еще и воротами на пути к верхним. 

Но прежде чем начать подъем, мы обратили внимание на симпатичный пригорок с аккуратно растущими деревьями. Это был фикус священный (Ficus religiosa), один их главных символов буддизма. Считается, что просветление Будды Шакьямуни произошло именно тогда, когда он медитировал под этим деревом. Поэтому растение еще называют Деревом Бодхи (просветления).  Зеленые иероглифы на лежавшем неподалеку огромном валуне подтверждали это. Сами же деревья были посажены знаменитостями: политиками, писателями, художниками, актерами. 

В первом павильоне нас встретил «веселый Будда», как прозвали монаха Хотэя, про которого многие, наверное, слышали, что ему трут живот на счастье. Прообразом его был китайский монах Цици, любивший странствовать и посещать базары, где зарабатывал на жизнь предсказаниями погоды. У него ничего не было из имущества, кроме посоха и мешка для подаяний, называемого хотэй, который и дал ему прозвище. Зато нрав был настолько светлый и легкий, что постепенно сложилась поверье, что его приход приносит здоровье, удачу и процветание. После угрюмого духа денег встреча с ним была нелишней.

Здесь же были установлены и скульптуры стражников, отпугивающих злых духов.  

Второй павильон посвящен бодхисаттве Майтрейя – Будде нового мира, грядущему Учителю человечества, который появится на Земле через много лет, достигнет полного просветления, а с ним придет и золотой век. А пока он не наступил, на пришедших грозно взирали четыре Небесных Императора, каждый из которых оберегает одну из сторон света.

Наконец, в третьем павильоне паломников ждали сразу три статуи Будды, а вдоль стен почтительно сидели его ученики-архаты.

Кстати, об учениках. Переходя из храма в храм и глядя на утопающие в роскоши интерьеры, где сверкая золотом взирали лики бесчисленных божеств, я в какой-то момент вспомнил одну из историй, связанных с основателем буддизма. В одном из преданий рассказывается, как Будда однажды собрал учеников для проповеди. Но когда все пришли, он не проронил ни слова – лишь, улыбаясь, показывал им цветок. Это и была вся проповедь.