Город, сотканный из легенд

Поездка на выходные в Тараз случилась нежданно-негаданно. Авиакомпания Qazaq Air по случаю открытия нового рейса Алматы – Тараз организовала пресс-тур для знакомства с городом, биография которого насчитывает уже ни много ни мало, а два тысячелетия. Пожалуй, нигде еще я за пару дней не слышал такого количества легенд и сказаний – как уходящих вглубь столетий, так и создаваемых буквально на глазах.

Началось с того, что наш экскурсовод – чудесная женщина и директор туристическогоцентра «Золотой караван» Альбина Веймер, – едва представившись, сообщила, что Тараз еще называют городом белых магов и волшебников. Подробности, правда, утаила. Впрочем, к концу нашего путешествия мы уже могли не задаваться подобным вопросом. (Кстати, «Золотой караван» явился и главным партнером пресс-тура, наряду с гостиницей Aisha Deluxe, приютившей нас на эти дни.)

Итак, наша команда из восьми журналистов и блогеров, едва проснувшись и позавтракав, нырнула в 34-градусное марево середины мая (мы умудрились застать два самых жарких дня весны, зато после нашего отъезда в городе выпал град с голубиное яйцо), чтобы понять, действительно ли Тараз столь интересен, как об этом утверждают путеводители и местные краеведы.

Подземные тайны Тектурмаса

Первой точкой маршрута оказался Тектурмас – архитектурный комплекс XIV века, возведенный на вершине одноименного холма. Лишь только мы вышли из автобуса, как голос гида наставил нас на путь истинный: «Это священная гора Тектурмас, нужно начать движение с правой ноги, загадав желание, но только нематериальное» (забегая вперед, скажу, что обряд этот неизбежно повторялся и во всех других местах). Тут же подоспела и первая легенда – точнее быль, у которой есть все шансы приобрести легендарную окраску.

Однажды в туркомпанию Альбины обратилась по интернету женщина – американка индийского происхождения. Лет 15 назад ей приснилось во сне удивительное по красоте место с необычными строениями. Что это за место и где оно находится, она понятия не имела, но с той поры потеряла покой и сон, решив обязательно его найти. И вот полтора десятилетия спустя, пролистав тысячи фотоальбомов и перерыв весь интернет, она обнаружила свою мечту – это был Тектурмас. Вскоре она уже была в Таразе.

Не знаю, войдет ли эта история в народный фольклор, но открывавшиеся нам виды были и впрямь завораживающими. На высоком зеленом холме с желтыми пятнами цветущих маков (да-да, маки здесь желтого цвета, будучи гибридами обычного мака и желтого тюльпана) выстроились два красавца мавзолея, которые словно парили над долиной реки Талас, демонстрируя, каким должен быть идеал ландшафтной архитектуры. При этом добраться к дальнему из них – мавзолею Тектурмаса – можно было лишь через мавзолей Мамбет-батыра. 

О первом из мавзолеев мало что известно: по преданию там захоронен прах святого Султана-Махмуда-хана. Зато Мамбет-батыр – личность историческая. Сподвижник Абылай-хана, он прославился своими ратными подвигами в борьбе с джунгарами.

К сожалению, в середине 1930-х годов мавзолей Тектурмаса был разрушен. Хорошо, что остались фотографии конца XIX века. По ним-то он и был воссоздан уже в наши дни, но, конечно, достаточно приблизительно (мавзолей же Мамбет-батыра – постройка 60-летней давности, а первоначально прах воина находился на территории мавзолея Карахана). Сегодня к мавзолею с западной части примыкает смотровая площадка, откуда открывается прекрасный вид на старый Тараз. Если не оглядываться на северную часть города с вкраплениями многоэтажных домов, то кажется, что такой же картина была и сто, и двести, и тысячу лет назад. Всё те же саманные домики; тополя и карагачи; река, не обутая ни в какой гранит; белоснежные шапки гор на горизонте...

Я не была здесь лет семьсот,
Но ничего не изменилось...
Всё так же льется Божья милость
С непререкаемых высот... 

Анна Ахматова

Когда же мы возвращались назад по дорожке из бутового камня, наша сказительница сообщила, что прямо под нами проходит древний подземный тоннель. Сейчас, из-за взрывных работ на каменоломне, он разрушен, а раньше достигал центра города и служил тайным ходом для правителей Тараза, которые в случае опасности могли скрытно покинуть дворец и найти убежище в горах.

Самое впечатляющее в этом тоннеле – его размеры. Когда уже в наши дни исследователи спустились в него, то обнаружили конскую подкову, а при желании здесь можно было спокойно провести и верблюда. А значит, и целый караван. 

В этом месте нас настигла очередная легенда. Рассказывают, что когда в XIX веке российские топографы впервые проникли в тоннель, на глубине в несколько метров их встретила белая кобылица. Факелы стали гаснуть, слышался плач детей, звяканье посуды. Ужас обуял пришельцев, и они поспешили выбраться на поверхность.

Недаром ведь название Тектурмас переводится как «не просто так стоящее», «беспокойное» место. Эта земля хранит звуки прошедших времен, голос предков.

Дверь, которая гуляла сама по себе

А вот мавзолей Карахана, относящийся к XI–XII векам, визуально смотрится намного тяжелее и массивнее, что, впрочем, соответствует статусу человека, который здесь покоится. Это представитель знаменитой династии караханидов, правившей тысячу лет назад.

Мавзолей построен в основном из жженого кирпича, причем для этого использовались, как выяснилось при раскопках, 30 разновидностей терракоты. Как и в случае с другими сооружениями подобного рода, первоначальный облик мавзолея до нас не дошел: к середине прошлого века сохранились лишь стена с аркой да две колонны. К тому же в 1906 году мавзолей силами горожан был отстроен практически заново, потеряв при этом декоративную облицовку. Опять помогла фотография – 1902 года. По ней и был восстановлен памятник. 

Интересно, что в годы, когда мавзолей находился в полуразрушенном состоянии, здесь открылась первая экспозиция историко-краеведческого музея. Сейчас музей переехал по новому адресу, а мавзолей включен в список маршрутов, которые паломники совершают на территории Джамбульской области и по дороге в Туркестан (кстати, заметила Альбина, два посещения Туркестана заменяет одно паломничество в Мекку!). 

У входа же в мавзолей стоял большой камень с выбитыми в нем отверстиями, о предназначении которого догадается не каждый. Он предназначался для игры в тогыз-кумалак («девять камешков») – одну из самых древних казахских национальных игр. Нашли камень прямо посреди степи. Внизу идет арабская вязь, причем она настолько замысловата, что ученые до сих пор не могут ее расшифровать.

А еще, заговорщически сообщила Альбина, мавзолей Карахана покровительствует мужчинам. Так что надо ходить, прикасаться руками к стенам, и мавзолей принесет вам удачу и излечит от болезней, если они есть, а если нет – тем более.

Мы походили вдоль сооружения, ощущая ладонями шероховатую поверхность кирпичей, прогулялись к расположенному рядом мавзолею сподвижника Чингисхана Давутбека и уже было решили, что в этом месте легенд мы не дождемся. Но не тут-то было! 

«А вы знаете, какая это замечательная дверь?!» – спросила Альбина, показывая на невзрачную с виду деревянную дверь в боковом проеме здания. Оказалось, что та уже дважды внезапно пропадала и никто не мог ее найти, но затем возвращалась: ее обнаруживали утром лежащей рядом с мавзолеем.

«Так, – подумалось мне, – до двери мы дошли, скоро дойдем до ручки!»

Главная легенда

Но самая любимая легенда Тараза, а, пожалуй, и всего Казахстана ждала нас, когда мы подъезжали к тихому и уютному местечку – бывшему селу Головачевка, а ныне аулу Айша-Биби, – где нашла приют самая романтическая героиня казахского фольклора. («Про правую ногу не забыли? Загадываем желание!»)

Знаменитый памятник XI–XII веков – мавзолей Айша-Биби – окружал очень искусно выстроенный ландшафт со специально подобранной гаммой солнечных оттенков: желтый песчаник, карельская береза, лаванда, желтая бузина. Жаль, не прижилась каменная роза.

Тем временем мы обошли мавзолей и собрались на зеленой лужайке с противоположной от входа стороны, чтобы послушать печальную историю юной красавицы.

«Существует 28 вариантов легенды о любви Айша-Биби и Карахана, – сказала наш экскурсовод. – Я расскажу вам 29-й».

В этой версии Айша была дочерью самаркандского богача Зенги-ата.

Однажды на городской площади ее глаза встретились с глазами батыра Карахана, приехавшего из Тараза. Молодые люди полюбили друг друга и тайком начали встречаться в городском парке. Верная няня Бабаджи-хатун помогала своей любимице. Но пришла пора уезжать Карахану. Он решил просить руки Айши у Зенги-ата. Тот уже прослышал о тайных свиданиях дочери и, сурово встретив гостя, ему отказал. Опечаленный Карахан простился со своей возлюбленной и уехал. Никто не знает, сколько времени чахла в разлуке Айша, но однажды она пришла к отцу с такими словами: «Отец, я не могу жить без Карахана – отпусти меня к нему». Разгневанный Зенги-ата произнес: «Такого еще не было, чтобы девушка-мусульманка сама ехала искать своего жениха. Ты преодолеешь семь рек, но последней тебе не преодолеть никогда. Ты не соединишь свою судьбу с судьбой этого пришельца!». Тогда Айша, облачась в одежды кипчакского воина, села на коня и вместе с няней отправилась на поиски своего суженого. Через несколько месяцев пути она достигла ворот Тараза. Чтобы предстать перед женихом во всей красе, Айша решила искупаться в речке и надеть свадебное платье, которое захватила с собой. Но когда после купания она примеряла свой головной убор, оттуда вылезла змея. Когда на крик Айши подбежала Бабаджи-хатун, она заметила на щеке своей воспитанницы две черные точки...

До Карахана дошли вести, что Айша приближается к Таразу, и он выехал ей навстречу. Айша еще была жива, когда он подъехал к ней. Она открыла глаза и произнесла: «Карахан, я люблю тебя, я умираю». Находившийся в свите Карахана мулла успел обвенчать молодых людей за несколько мгновений до того, как Айша уснула вечным сном на руках своего возлюбленного. И тогда Карахан воскликнул: «Я клянусь, что здесь, в степи, где я потерял свою Айшу, построю для нее мавзолей, равный по красоте моей любимой!». Всю оставшуюся жизнь он строил мавзолей, до сих пор не сравнимый ни с каким другим. 

...Мавзолей состоит из терракотовых плит. Секреты изготовления этих плит безвозвратно утеряны. Известно только, что использовались глина, кобылье молоко и женские волос. На протяжении всего долгого времени строительства красавицы девушки обрезали свои длинные косы и отдавали их для связки плит. 

К сожалению, в народе существовало поверье, что если от плиток отломить кусочек и его растолочь, это якобы помогает от многих болезней. Мавзолей стали растаскивать по кускам. Встала необходимость его сохранения – одели стеклянным саркофагом. В результате мавзолей стал катастрофически разрушаться. Это продолжалось до тех пор, пока случайно не было разбито несколько стекол сверху, тогда разрушение прекратилось. Детище Карахана не могло находиться в заточении. 

Сейчас мавзолей полностью отреставрирован, кроме купольной части. Она тоже была опоясана терракотой, но какой – неизвестно. 

От первоначального строения до нас дошли лишь две выступающие колонны. На одной из них, на 18-й плитке снизу, сохранилась арабская вязь – плач Карахана по красавице Айше. Советскими учеными было расшифровано всего несколько слов: «Осень, тучи на небе, жизнь прекрасна, любовь моя!». 

С колоннами связана еще одна легенда, что их касалась рука Чингисхана. Сметая всё на своем пути, грозный хан якобы воскликнул: «Мавзолей любви! Все проходит в мире, любовь пусть остается навсегда!».

Интересно, что неподалеку живет семья – потомки тех, кому Карахан повелел охранять мавзолей. Из поколения в поколение это поручение передается.

Мавзолей покровительствует девушкам и женщинам. Сюда приезжают свадебные кортежи, приходят пары, чтобы помириться, приезжают женщины, которые долгое время не могут родить ребенка. Троекратно с молитвой обходя мавзолей, они верят в благодетельную силу любви Айши и Карахана.

Рядом стоит мавзолей Бабаджи-хатун. По легенде, здесь похоронена няня Айши. В действительности там покоится прах матери правителя Самарканда, погибшей в этих краях при трагических обстоятельствах. Где похоронена няня – неизвестно. Она до конца своей жизни поддерживала огонь рядом с мавзолеем.

Когда солнце стоит в зените и дует легкий ветер, мавзолей издает своеобразную песню-плач: Айша, так и не став по-настоящему женой Карахана, плачет по своей несбывшейся мечте.

Раньше, когда не было высотных зданий, последний луч заходящего солнца одновременно касался двух мавзолеев. Так было задумано. 

Окончание следует