Паруса Валерия Кораблева

2 февраля исполнилось 70 лет Валерию Анатольевичу КОРАБЛЕВУ – знаковой фигуре советского и казахстанского туризма, многократному чемпиону СССР и Казахстана по спортивному туризму, заслуженному инструктору туризма РК, кандидату экономических наук, профессору университета «Туран». На протяжении 20 лет он возглавлял Федерацию спортивного туризма Казахстана. 

Перечислять все достижения, награды и регалии юбиляра бессмысленно – пришлось бы выпускать отдельную брошюру в качестве приложения к журналу. Упомянем лишь один факт: в конце 80-х годов именно Кораблеву, единственному из казахстанских авторов, научное издательство Большой советской энциклопедии доверило написать для «Энциклопедии туриста» 200 статей, связанных с Казахстаном. 

В юбилейные дни Валерий Анатольевич, являющийся также постоянным автором «Мира путешествий», дал нашему журналу большое интервью.

– Валерий Анатольевич, «с чего начинается родина»?

– С летнего школьного похода по Уральским горам в далеком 1958 году (мне было 11 лет). Затем зимой я участвовал в лыжном походе – единственный «салага» среди старшеклассников. Там же, на Урале, где я жил, зачитывался книгами о русских путешественниках: Н. Миклухо-Маклае, П. Семенове-Тян-Шанском, адмирале Г. Невельском. Тогда-то и родилась мечта о дальних странствиях. В узбекском городе Ангрене, куда переехала наша семья энергетиков на пуск Ангренской ГРЭС, мне неслыханно повезло – школьный преподаватель трудового воспитания и одновременно студент-заочник Среднеазиатского госуниверситета, который каждый год пропадал в археологических экспедициях, предложил мне, 16-летнему мальчишке, поработать на раскопках средневекового города Аблык. Это была археологическая экспедиция Академии наук Узбекской ССР, в составе которой работал знаменитый советский антрополог, скульптор и археолог Михаил Герасимов, который восстановил облик Тамерлана, Ярослава Мудрого, адмирала Ушакова и многих других. Чем-то я ему приглянулся – наверное, тем, что в перерывах между раскопками увлеченно читал книги. Михаил Михайлович стал мне давать сборники по истории и археологии из своего походного сундука, который возил старый ишачок. А вечерами у костра рассказывал интересные истории и читал на память стихи Роберта Бёрнса. А когда надо было сдавать найденные во время раскопок артефакты в Академию наук, брал меня с собой в Ташкент. Мы ходили вдвоем по улицам древней столицы, и какое это было счастье – слушать рассказы такого ученого. После этой экспедиции сомнений уже не оставалось – стать путешественником. И, забегая вперед, могу сказать, что в 2003 году я стал первым из казахстанских туристов, получивших в Москве почетный знак «Заслуженный путешественник России».

– А как в Казахстане оказались?

– Родителей пригласили работать на Алма-Атинскую ГРЭС. Алма-Ата – это город не только моей юности, но и первых побед. Здесь я получил горную «единичку» знаменитого 66-го маршрута в «Горельнике», значок «Турист СССР», первую грамоту за победу в соревнованиях по туристской технике. Когда я учился в 10-м классе, то одновременно занимался со своими одноклассниками в парашютной секции Алма-Атинского аэроклуба. Потом были прыжки с парашютной вышки в парке культуры  и отдыха имени Горького, а в мае – и первые прыжки с парашютом из самолета. Благо, аэродром в Байсерках был недалеко от поселка Энергетический, где мы жили. Хотя школу окончил с медалью, я пошел работать слесарем на ГРЭС (по стопам своих родителей), а параллельно поступил на вечернее отделение Алма-Атинского института народного хозяйства. Сейчас это кажется странным, но тогда рабочая закалка была не пустым звуком. А знания, полученные в нархозе, впоследствии пригодились на всех этапах жизни.

После института я по распределению попал в финансовый отдел Алматинского городского управления торговли. Был сначала ревизором, затем начальником отдела, далее зам. начальника Управления торговли по экономике. В подчинении – 35 тысяч человек. Получил знак отличника советской торговли. В итоге меня заметили и в 1985-м году пригласили работать в Совет министров. Но до этого четыре раза звали в отдел торговли ЦК Компартии Казахстана. Трижды я отказывался, а на четвертый мне пригрозили: если не согласишься, будем рассматривать на бюро твое персональное дело. А я понимал, что если пойду в партийные органы, моя туристская карьера закончится. А без гор и путешествий я свою жизнь не представлял. Спас меня переход в Совмин. Работа тоже нелегкая, но чуток свободного времени можно было выкраивать.

– Как же Вам удавалось совмещать несовместимое и достичь вершин в совершенно иной сфере – туризме?

– Сейчас сам удивляюсь, но я как-то ухитрился, работая и учась, окончить в 1968 году сначала семинар по подготовке турорганизаторов, а затем республиканскую школу по подготовке инструкторов горного туризма на турбазе «Горельник». А занимаясь в вечерней школе повышения мастерства в горном туризме при Алма-Атинском городском клубе туристов, я познакомился с легендарными казахстанскими туристами и альпинистами, которые, можно сказать, и дали мне своеобразную путевку в туристскую жизнь.

С таким багажом грех было не организовать на ГРЭС первую туристскую секцию, которая в скором времени преобразовалась в туристский клуб. Руководил я им на общественных началах. Вскоре пришли и первые победы. Наша команда, капитаном которой я был, пять лет подряд завоевывала первые места на областных и городских соревнованиях по туристской технике, а в 1972 году стала первым в Казахстане победителем конкурса (предшественника чемпионата республики) на лучшее путешествие по горному туризму. Во время похода 4-й категории сложности мы открыли несколько еще не известных гляциологии ледников в верховье Каскелена, совершили первопрохождения ряда перевалов в Кунгей-Алатау. А всего за моими плечами – около трех десятков вершин в разных регионах. Кстати, на Кавказе, на пике Фрешфильда, мне посчастливилось найти спиртовую горелку самого Дугласа Фрешфильда – английского альпиниста XIX века, побывавшего на вершине в далеком 1868 году.

В общем, туристская жизнь бурлила. Весной были традиционные сплавы на плотах по реке Или, летом – горные переходы, а зимой, на 23 февраля, – «Снежный десант» на лыжах. Так постепенно накапливался туристский опыт. Бесценным стало участие в пешеходной «четверке» по Горному Алтаю и в двух горных «пятерках» на Кавказе в командах известных советских мастеров спорта по горному туризму. В 1973 году я окончил всесоюзный семинар руководителей сложных горных походов на турбазе «Башиль». Уже тогда до получения звания мастера спорта СССР по горному туризму не хватало лишь одной «пятерки» руководства. Можно было поднапрячься и организовать этот поход. Но «команда молодости нашей» к тому времени начала распадаться, большинство ребят разъехалось – кто учиться дальше, кто служить. Так что мастером спорта я стал уже в другой дисциплине. 

– У Вас появилась новая влюбленность – велосипед? 

– Да. Но сначала было увлечение беговыми лыжами. Я участвовал в различных лыжных соревнованиях, побеждал. Один известный тренер по лыжам предложил свою помощь. Летом для развития выносливости он порекомендовал продолжить тренировки на лыжероллерах и велосипеде. Тогда-то и пришла мысль: почему бы не поучаствовать в горных велосипедных походах? Вскоре я выполнил нормативы мастера спорта по велосипедному спорту, наша команда стала призером всесоюзных соревнований, а в 1974 году мы завоевали золото. На республиканском же уровне я в 1972 году стал первым победителем состязаний по горному велоспорту.

В итоге велосипед круто изменил мою жизнь. Я ходил в велопоходы высшей категории сложности вместе с известными на всю страну велотуристами, но, главное, с 1975-го года стал участвовать в поисковых велоэкспедициях по местам сражений казахстанских дивизий в годы Великой Отечественной войны. Как только подходил отпуск, мы брали своих жен и детей, садились на велосипеды и отправлялись в далекий путь – на свидание с войной. В журнале «Мир путешествий» я опубликовал целый цикл статей об этих экспедициях. Я писал тогда, что в памяти навсегда остались изрезанные окопами поляны у деревни Максимовка, разбитые дороги у Старой Руссы и Пскова, залитые водой воронки от авиабомб в Пронинской роще под городом Холм, обрамленные черными бушлатами останки моряков 75-й морской бригады, побелевшие и отмытые дождями человеческие черепа, найденные у деревни Гущино в разрушенном окопе. А еще оружие, гранаты, коробки от мин, разбитые блиндажи, бесконечные километры оплывших окопов и колючей проволоки, концлагерь на Поповом болоте под Демянском, хорошо сохранившиеся немецкие дзоты, на поверхности которых была видна почти не тронутая ржавчиной крупповская сталь.

За 10 лет нами были собраны бесценные боевые реликвии, в том числе Красное Знамя из Брестской крепости, фотографии и письма фронтовых лет, боевые награды. Были захоронены найденные останки воинов-земляков, восстановлены имена 156-и считавшихся ранее без вести пропавшими солдат, установлены два памятника, записаны многочисленные воспоминания ветеранов. Завершили мы свой поход в Праге возложением цветов к могилам наших земляков на Ольшанском военном кладбище. 

– В первые годы независимости Казахстана Вы получили дипломатический паспорт № 5. Зная, кому принадлежали первые номера, хочу спросить, как такое случилось?

– Как я упоминал, в 1985-м году меня пригласили в качестве референта на работу в Совет министров Казахской ССР, в отдел торговли, коммунального хозяйства и услуг. За несколько лет (случай небывалый) мне удалось дорасти до заместителя заведующего отделом, а после того как Советский Союз распался и произошла реорганизация Совета министров, я стал работать в созданном тогда едином аппарате президента РК и премьер-министра, в отделе внешних связей. И опять же за короткий срок я прошел путь от рядового референта до первого заместителя заведующего отделом. 

Здесь-то и пригодились все мои знания и опыт. Какие только обязанности мне не приходилось выполнять. Например, при подготовке официальных визитов главы государства я последним проверял заключительные две страницы выступления президента, потому что в МИДе работали молодые ребята, которые порой путали Иран с Ираком. 

Был случай, когда мне помогло мое увлечение туризмом. В наш отдел внешних связей добавили отделение протокола, и мне приходилось присутствовать на важных протокольных встречах. Как-то к нам в Астану приехало 15 шейхов. Мы должны были с ними договориться о привлечении инвестиций в молодую республику. По ходу встречи тогдашний премьер-министр Н. Балгимбаев обратился к шейхам с просьбой помочь в проведении мероприятий, связанных с юбилеем возведения мавзолея Ходжи Ахмеда Ясауи. Шейхи заинтересовались: а что это такое? И надо же, как в тот день у меня сработала интуиция – я ведь заранее, словно предчувствуя, захватил на встречу имевшийся у меня фотоальбом с достопримечательностями Казахстана. И потому быстро нашел в книге этот ансамбль, передал премьеру, а он шейхам. В результате мы получили 15 миллионов долларов.

Другая важная задача, стоявшая в те годы перед республикой, была связана с отказом Казахстана от ядерного оружия: необходимо было организовать контроль, чтобы за рубеж не уходило соответствующее вооружение и техника. По указанию президента мне было поручено подготовить необходимую законодательно-правовую базу по экспортному контролю вооружений, военной техники и продукции двойного назначения. Я написал этот закон от корки до корки, вникая во все детали. В тот период американцы, зная, что у нас ведется такая работа, приглашали нас на все международные семинары и конференции по этим проблемам. И в ходе одной из конференций по нераспространению ядерного оружия мы презентовали в Вашингтоне этот закон об экспортном контроле. Он произвел огромное впечатление, американцы аплодировали, заявив, что этот закон должен стать модельным для стран СНГ, Прибалтики и бывших стран Варшавского договора. 

А вот еще интересный случай, непосредственно связанный с туризмом. В 1997 году одна из упомянутых конференций проходила в тот самый момент, когда сенат США утверждал бюджет на следующий год. Там было много разного рода отчислений, в частности на развитие Великого шелкового пути. И когда дошли до рассмотрения этого вопроса, выяснилось, что никто не может дать никаких сведений о казахстанском участке Шелкового пути. Присутствовавшие казахстанские дипломаты, знавшие о моей туристской деятельности, предложили пригласить меня. Два часа я выступал перед сенаторами. С этого момента началась финансовая подпитка и внимание ЮНЕСКО к этой теме, а сам я в дальнейшем стал активно участвовать в реализации программы по возрождению Шелкового пути в Казахстане.

– А когда туристская муза из возлюбленной превратилась в законную супругу? 

– По ряду причин в 2000-м году я оставил дипломатическую работу и по приглашению университета «Туран» возглавил кафедру экономики и менеджмента в туризме (ныне кафедра туризма), проработав в этой должности до 2012 года. В тот период у нас был самый высокий рейтинг среди 39-и вузов, имевших такие же кафедры.

Сейчас я продолжаю трудиться в университете в качестве профессора, ежегодно выпускаю более 20-и статей, веду научно-исследовательскую работу со студентами. А еще я горжусь, какие традиции мне удалось заложить в нашей альма-матер.

Уже 18 лет выходит «Казахстанская книга рекордов», где я отвечаю за раздел «География, туризм, альпинизм». Сам дважды становился лауреатом за победы в международных Или-Балхашских регатах на парусном катамаране.

Своими руками вместе со студентами реанимировал взятый в аренду горнолыжный комплекс, забытый с советских времен и находившийся в ужасном состоянии. Теперь это образовательно-оздоровительный комплекс «Тау-Туран». Красивейшее место в районе Бельбулака, неподалеку от «Лесной сказки». 

Другая традиция, возникшая с момента моего прихода в университет, – ежегодные сплавы по реке Или: на 1-е мая и в 20-х числах августа. Я беру с собой первокурсников, и на различных судах – парусных, надувных – мы отправляемся в путь. За неделю мои подопечные получают и удовольствие, и опыт. А главное то, что после такого сплава они приходят на занятия в уже сформировавшуюся учебную группу и с некоторым представлением о том, что такое туризм. Поэтому и обучать их легче. Вот уже 15 лет мы являемся победителями международных парусных регат в разных классах судов. А на следующий год мои ученики собираются участвовать даже в чемпионате мира на Каспии.

В прошлом году мне хотелось отметить 50-летие сплавов по Или, которые в 1966 году организовал Алма-Атинский городской клуб туристов. Я до сих пор хорошо помню, как мы, 200 единомышленников из различных организаций, собрались у Поющего бархана и спустились на плотах по реке, положив начало массовым сплавам. Но впервые я не смог участвовать в этом мероприятии из-за смерти жены. И тогда кто-то подал идею провести в конце августа на Капшагае регату. Я на свои деньги купил кубки, медали, пригласил известных мастеров парусного спорта. В результате получилась первоклассная регата на Кубок Кораблева, которую сейчас включили в план спортивных мероприятий как города Капшагая, так и республики.

Наконец, история с пиком Туран. В 2006 году мне захотелось сделать подарок нашему университету к 15-летнему юбилею вуза. Идею подал наш знаменитый археолог Алексей Марьяшев. Именно он обратил мое внимание на безымянную вершину недалеко от Большого Алматинского пика. Я взял преподавателей, студентов. Было это в начале октября, мы наметили выход на 4 утра – а тут ливень стеной. Восемь утра – дождь не прекращается. А потом пошел еще и снег. Мы собрали совет, на котором я сказал: ребята, мы должны подняться, у нас флаг «Турана». Мы вышли, благо снегопад через какое-то время поутих. Поднялись наверх, установили флаг, прокричали «ура», сфотографировались. Затем зарегистрировали первовосхождение, и теперь пик Туран занесен на все карты.

– Что больше всего Вас сегодня волнует?

– Главная моя боль – подготовка кадров для туристской отрасли республики. Идет непонятная чехарда в нашем министерстве образования – никак не могут определить, какие дисциплины должны преподаваться на кафедрах туризма. Много перекосов в образовательной программе. В результате руководители туристских компаний хватаются за голову от уровня специалистов, выходящих из стен учебных заведений.

Мы много говорим о развитии внутреннего и въездного туризма. Нередко к нам приезжают туристы-бердвотчеры с далекой Австралии или Новой Зеландии, чтобы увидеть редких птиц, обитающих на Алаколе и в других местах. Но кто может им все толково показать и рассказать? Экскурсоводов-бердвотчеров как не было, так и нет. То же касается и экологического туризма в целом. 

Мы хотим повышать сервис обслуживания туристов, отдыхающих в наших пансионатах, на берегах наших знаменитых озер, но попробуй найди аниматоров, кто мог бы, как, например, в Турции, развлекать туристов, устраивать для них шоу-программы, спортивные праздники. Ни один вуз такими вопросами не занимается. 

Наконец, требуются гиды, способные работать на иностранных языках. К сожалению, здесь также похвастаться особо нечем. Что-то делает бывший институт иностранных языков, проводятся курсы по линии акимата, но это лишь крохи. 

А самая острая проблема – до сих пор непонятно, кто все-таки должен готовить кадры гидов и инструкторов туризма. В советское время такой подготовкой занималась федерация спортивного туризма. Сейчас федерация далека от этих вопросов, а вузы справляются плохо, есть лишь единичные попытки найти какое-то решение. Например, в свое время Казахская академия спорта и туризма получала заказ от министерства образования и затем в течение одного-двух месяцев готовила инструкторов туризма. Мы у себя в «Туране» десять лет тем же занимались. И на этом всё. А должен быть специальный факультатив в университетах либо какой-то курс. Меня сейчас просто осаждают: «Валерий Анатольевич, когда вы откроете свою школу – мы хотим у вас учиться!». Проблема перезрела. Сейчас будем с руководством Управления туризмом эти вопросы решать.

– Есть ли у вас девиз или любимый афоризм?

– Учитывая, что я долгие годы занимался велосипедом, с юности моим любимым выражением были строки Марка Твена: «Купите велосипед – и вы не пожалеете. Если останетесь живы». Я этому совету в свое время последовал и, действительно, в какие только передряги не попадал. Но зато получил удовольствие на всю жизнь. А еще мне кажется, что все люди рождаются с мечтой о путешествиях. И я хочу, чтобы читатели журнала «Мир путешествий» обязательно нашли возможность узнать романтику дальних странствий. 

Коллектив журнала «Мир путешествий» поздравляет Валерия Анатольевича Кораблева с юбилеем и желает здоровья, долгих лет плодотворной работы, творческого вдохновения. И пусть попутным ветром всегда наполняются ваши паруса на пути к новым открытиям!