Валдас Бурнейка: «Казахстан стал чуть ли не родным»

О том, чем живет и дышит генеральное консульство Литвы в Алматы, рассказал нашему журналу  исполняющий обязанности генерального консула Валдас БУРНЕЙКА.

– Господин консул, расскажите, пожалуйста, о вашем консульстве, приходится ли еще чем-нибудь заниматься помимо виз? 

– Хотя по рангу генеральное консульство ниже посольства, мы можем только радоваться, что у нас есть такое прекрасное здание в тихом месте, своя территория, внутренний садик – всё то, о чем посольство в Астане, занимая несколько помещений в офисном здании, может только мечтать. 

Раньше посольство как раз здесь и находилось, пока столица Казахстана не «переехала» в Астану. Некоторое время тут работал отдел посольства, но позже его статус был повышен до генерального консульства. 

Занимаемся мы, конечно, прежде всего визовыми вопросами. Политика – это прерогатива посольства, поскольку в Астане находятся все государственные органы. А выдаем мы визы не только в Литву, но и почти во все северные страны: Исландию, Норвегию, Швецию, Финляндию, Эстонию. Кроме казахстанцев, документы для получения виз в эти страны могут подавать граждане и других государств, легально здесь проживающие. Консульство обслуживает также жителей Кыргызстана и Таджикистана, но рассчитывать они могут лишь на визы в нашу республику.

Есть и иные грани нашей деятельности: культурные мероприятия, экономические вопросы. Ведь у Литвы и Казахстана очень тесные экономические связи, несмотря на огромные расстояния, нас разделяющие. Для сравнения: в 2014 году товарооборот между нашими странами превысил 1 млрд евро. В прошлом году составил 639 млн евро – но это с учетом девальвации тенге в 2015 году. То есть физически – в тоннах, метрах – он остался на таком же уровне. 

Много это или мало? В конце прошлого месяца я был на дипломатическом приеме по случаю дня независимости Южной Кореи. И там с гордостью привели тот факт, что товарооборот между этой республикой и Казахстаном вырос с 10 млн долларов в каком-то году до 650 млн долларов в 2016-м. Но сопоставьте, где находятся Южная Корея – со всеми своими корпорациями, автомобильными концернами, – и маленькая Литва с населением всего 3 млн человек. Ведь если перевести наши 639 млн евро в доллары, получится более 700 млн. То есть Литва как партнер для Казахстана имеет тот же вес, что и азиатский гигант.

И, конечно, когда идет такое интенсивное экономическое сотрудничество, у сторон возникает множество вопросов – и у казахстанских бизнесменов, и у литовских. Звонят, пишут, ищут контакты, просят дать советы. 

– А много работает в консульстве человек?

– На данный момент у нас два дипломата, два делопроизводителя, администратор-финансист, секретарь, полицейский из Литвы. Кроме них, два местных водителя и уборщица. Итого девять человек. Сейчас ждем приезда генерального консула после подтверждения министерства иностранных дел Казахстана. Тогда будет десять. И это, кстати, больше, чем в посольстве в Астане. 

– Все знают, какой в Литве целебный воздух, которого так не хватает в нашем городе. Устраиваете ли Вы вместе с коллективом выходы куда-нибудь в горы? Какие еще сложились традиции? 

– Раз уж мы оказались в столь далеком месте, то, конечно, стараемся как можно больше познакомиться с Казахстаном и посетить самые интересные места. Нам очень повезло, что Алматы расположен у подножия гор. Мне трудно сосчитать, сколько раз мы всем коллективом были на Шымбулаке. Сказочно красива дорога к Большому Алматинскому озеру – дух захватывает. А посещение Чарына стало уже доброй традицией. Потому что одно дело поехать туда весной, другое – летом. И даже в разное время дня, в зависимости от положения солнца, каньон выглядит совершенно по-разному. А как красивы Кольсайские озера. Или другое озеро – Каинды, – где прямо из воды выступают деревья. В прошлые выходные большая часть коллектива побывала на Поющем бархане. До этого на джипах мы проехали от плато Асы до Бартогайского водохранилища. А недавно отправились в Бутаковское ущелье и прошли по тропинке к водопаду. Это было непросто, потому что на подступах к водопаду нас встретили и лед, и снег. Зато есть что вспомнить.

Съездили и в Каскеленском ущелье. Неподалеку от Каскелена расположен летний детский лагерь, где работает наш соотечественник. У них есть автожиры – маленькие летательные аппараты. И мы на них вволю покатались. Виды открываются – красотище! 

В общем, стараемся. Хотя многого еще не видели. Ведь возможность для путешествий предоставляется, как правило, на выходные дни, а расстояния в Казахстане серьезные. Но планируем вскоре отправиться в Туркестан.

А еще была удивительная поездка с коллективом и частью литовской общины – человек 14 набралось – к подножью Хан-Тенгри. Пересекли границу и на вертолете поднялись к последнему лагерю альпинистов, где они тренируются и происходит адаптация организма перед штурмом вершины. Тяжеловато там – за полтора часа мы ощутили, что такое высокогорье. Все-таки давление воздуха совсем иное, и кислорода не хватает. Но впечатления! Какие ледники, сколько света! До сих пор глаза закрою – и кажется: всё светится! 

– А любимые места у вас лично за это время появились? 

– Трудно что-то выделить, потому что все эти места очень разные. Вот был несколько раз в Мангистауской области – потрясающий ландшафт: плато, обрывы. Но если все-таки выбирать что-то одно – может быть, Чарын. А еще наши соотечественники из литовской общины – заядлые путешественники – иногда присылают такие фотографии: просто космос! И, конечно же, хочется и там побывать. Так что Казахстан стал уже чуть ли не родным. Жаль будет его покидать. Третий год пошел моего пребывания здесь – последний перед ротацией. 

– А в Алматы где любите проводить свободное время?

– Досуг мы стараемся разнообразить. Ходим в театры (очень любим «ARTиШОК») и кино, в филармонии приобрели годовые абонементы на концерты струнного квартета. В консерватории замечательно выступает ансамбль хоровой музыки. Но, кроме того, за два года появилось и немало друзей из числа местных жителей. Иногда даже не успеваешь: то один приглашает к себе на дачу или на шашлык, то другой. Да и сами время от времени устраиваем в консульстве вечеринки с общиной, отмечаем вместе национальные праздники. 

– Вы упомянули литовскую общину. Она большая и кто ее составляет?

– Сколько сейчас в Алматы проживает литовцев, нам неизвестно, потому что иногда мы знакомимся с соотечественником, только когда ему становится что-то нужно от нас: паспорт поменять или получить справку. Он приходит, и тогда выясняется, что живет здесь уже десять лет. А мы его первый раз видим. Активных же членов литовской общины – более ста человек в городе. Кто-то приходит на одни мероприятия, кто-то – на другие, но в течение года я всех их вижу. Нынешняя литовская община – это в основном довольно молодые люди, чаще всего приехавшие по делам бизнеса, но немалую часть составляют и архитекторы, дизайнеры. Их часто приглашают в Казахстан на большие проекты. А вот если взять Караганду, там литовцев свыше двух тысяч и это дети ссыльных во времена сталинских репрессий. По разным оценкам сюда было выслано около 100 тысяч литовцев (больше только в Россию). Для нашей маленькой страны это огромные цифры. Вокруг Караганды были сплошные массовые лагеря, где добывали уголь. После смерти Сталина большинство из тех, кто выжил, вернулись домой. Но осталась небольшая часть литовцев, кто здесь трудоустроился, создал смешанные семьи – в общем, пустил корни на этой земле. 

Окончание следует