Здесь был Джон

В Ливерпуль мы попали глубокой ночью, и в темноте казалось, что город состоит из одних тупиков и строек. Наш отель после долгих поисков обнаружился всего в квартале от вокзала, на который мы прибыли из Лондона.

Когда мы появились в гостиничном баре, где проходил вечер караоке, все певцы и певицы разом повернули к нам головы. Как выяснилось позже, Ливерпуль – это не Лондон, где каждый второй – темнокожий, а каждый третий – родом из Азии. 

– Будете что-нибудь есть? – подозрительно спросил официант.

– Будем пить пиво, – ответили мы. Пиво в Англии необычно густое и сытное, выпил кружку – считай, что поужинал.

Быть в этом городе и не посетить музей знаменитой ливерпульской четверки  – все равно, что в Париже не подняться на Эйфелеву башню или в Астане проехать мимо «Байтерека». Здесь не скрывают, что на истории «Битлз» зарабатывают большие деньги, – билет в прошлое стоит 9,99 фунта. За эту сумму можно узнать, что происходило с битлами с самого детства,  вплоть до распада группы. Воочию увидеть первую гитару Джорджа Харрисона и белый рояль Джона Леннона, находящийся в комнате, где все одного цвета – белый ковер, белые стены, белые занавески… Звучит «Imagine»…

Желающие взглянуть на мир сквозь оранжевые очки самого известного из битлов, которые он не снимал с 1970 по 1973 год, могут напялить их на нос и как будто перенестись в то время, когда на улицах Ливерпуля народу было не меньше, но очередей у банкоматов еще не было. Живой экскурсовод нам не понадобился – 

аудиогид в ухе вещал на чистом русском. 

Продолжение экспозиции музея, уже бесплатно, на улицах Ливерпуля – вся центральная часть города увешана памятными досками. В этом доме жила бабушка Ринго Старра, а вон в том был написан альбом «Please, please me». Здесь детский дом Армии спасения, Strawberry Field, а это улица Пенни Лейн, которую вроде бы хотели переименовать, но рука у местного муниципалитета не поднялась.   «Каверн клаб», в котором выступала четверка, не выдержал испытания временем и был снесен. Правда, затем власти одумались и построили на том же месте аналогичное заведение. Но, к сожалению, в новом помещении битлы уже не играли. А вот 

«Грейпс-паб», где музыканты пили пиво после своих выступлений, сохранить удалось. Рядом со столиками висят мемориальные таблички. Бармен уверял, что многое с тех пор изменилось, но вот вкус напитков, стимулировавших творческую деятельность группы, остался таким же. В общем, этот маленький мир «Битлз», как поется в «Across the universe», ничего не может изменить…

Летом здесь проходят традиционные международные фестивали «Битлз» – International Beatle Week, на который съезжаются музыканты со всего мира, в том числе и из Казахстана. Город вновь становится модным из-за большого интереса людей к культуре 60-х. Отели переполнены туристами, особенно много иностранцев из США и Японии – 99 процентов туристов приезжают специально для того, чтобы взглянуть на те места, где творил гениальный квартет (один процент приезжих посещают футбольные матчи местной команды). В сувенирных лавках после нашествия битломанов пустые полки – видимо, следующее поступление памятных вещиц произойдет не раньше весны.  

Кстати, книга рекордов Гиннесса называет Ливерпуль мировой столицей поп-музыки: здесь было написано больше хитов, чем в любом другом городе мира. Естественно, мы не смогли пройти мимо знаменитой Стены Популярности на Мэтью-стрит – на ней перечень ливерпульских шедевров начиная  с 1952 года.

Закончилось наше пребывание в Ливерпуле вечерней прогулкой по всемирно известным морским докам. Честно говоря, ничего впечатляющего. Океан гудел, небо было серым, корабли стояли где-то далеко от берега…  В общем, без «Битлз» этот город мало что из себя представляет. Это еще раз подтвердилось в аэропорту, носящем имя Джона Леннона, – все стены терминалов исписаны цитатами из его стихов. Подумалось: отбери у Ливерпуля великолепную четверку – и зарастет народная тропа, перестанут стремиться сюда сотни тысяч фанатов. Мы улетали в Белфаст, и билет на самолет стоил как два билета в музей «Битлз», в прошлое, которое нельзя вернуть…