На двух континентах

Продолжение. Начало в № 3 (май-июнь, 2011г.)

Более тысячи лет Софийский собор в Константинополе оставался самым большим храмом в христианском мире. Он считается четвертым в мире, равным по масштабу таким шедеврам, как церковь Св. Павла в Лондоне, Сан Пьетро в Риме и Дома в Милане. При этом самое древнее из этих сооружений было построено приблизительно через тысячу лет после Святой Софии. Этот храм называли Великой церковью. Великолепие ее грандиозного интерьера поражало современников, а византийские архитекторы не решались в дальнейшем соперничать с этим памятником: София оставалась недостижимой вершиной, от которой вели отсчет, но к которой не решались приблизиться…

Этот храм представлял чудесное зрелище – смотревшим на него он казался исключительным, для слышавших о нем – совершенно невероятным. В высоту он поднимается как будто до неба и, как корабль на высоких волнах моря, он выделяется среди других строений, как бы склоняясь над остальным городом, украшая его как составная его часть, сам украшается им...

Прокопий Кесарийский. О постройках (Книга 5: I:27)

Святая София – самая дорогая византийская постройка. Затраты были огромные, они составили, как утверждают древние авторы, около 130 тонн золота. Для руководства работами император Юстиниан пригласил лучших архитекторов того времени: Исидора Милетского и Анфимия Тралльского. Под их руководством трудилось ежедневно по 10 000 рабочих. На постройку был употреблён лучший строительный материал. Мрамор привозили из Проконниса, Нумидии, Кариста и Иераполя. Также в Константинополь свозились архитектурные элементы древних построек – из Рима были доставлены восемь порфировых колонн, взятых из храма Солнца, а из Эфеса – восемь колонн из зеленого мрамора. Кроме мраморных украшений использовали золото, серебро и слоновую кость. Строительство собора поглотило три годовых дохода Византийской империи.

Недаром император Юстиниан в день открытия храма, в день Рождества Христова 26 декабря 537 года, стоя посреди великолепного храма и воздев руки к небу воскликнул: «Слава Богу, Который дал мне возможность завершить эту постройку. Я превзошел тебя, Соломон!» (имея в виду библейский храм Соломона, свою столицу Юстиниан, кстати, называл Новым Иерусалимом).

Напомним, что в Константинополь направил своих послов и русский князь Владимир. Послы должны были рассказать ему, хороша ли христианская религия. Побывав в храме Святой Софии, они были потрясены увиденным: «Мы не помнили себя, где стоим – на небе или на земле…». Эти слова определили выбор Владимира и его решение крестить Русь.

Невозможно поверить, что вся эта гигантская конструкция состоит из каменной и кирпичной «плоти и крови» – настолько она кажется легкой и невесомой. Собственно, в том, чтобы добиться такого эффекта, как раз и состояла главная задача строителей Софии, ведь храм должен представлять собой нечто нерукотворное. Невероятный купол изображает тут небесный свод, а какие же опоры могут быть у небесного свода? Поэтому все, намекающее на телесную тяжесть, тщательно спрятано, а купол кажется действительно «на цепи подвешен к небесам». Идее божественной легкости подчинены и все остальные архитектурные особенности Софии, которая вообще – одно из самых ясных произведений мировой архитектуры: отвлеченные богословские идеи воплощены в ней необычайно наглядно.

Когда входишь в саму церковь, перехватывает дыхание, так она велика и просторна и таким фантастическим образом освещена, причем надо еще себе представить, что бесчисленные окна, из-за которых стены кажутся прозрачными, на самом деле были еще больше – турки некоторые из них частично заложили. 

На протяжении истории св. София пережила немало потрясений. Ее неоднократно поджигали, а во время захвата крестоносцами Константинополя в 1204 году одну часть храма превратили в хлев, другую – в место развлечений. В 1453 году при покорении города султаном Мехмедом II церковь была превращена в мечеть и являлась ею до распада Османской империи. После провозглашения Турецкой Республики св. София стала музеем. 

Следы турецкого владычества в интерьере Софии – это прежде всего четыре огромных круглых щита, подвешенных под куполом. Надписи на них – изречения из Корана, и имена первых халифов, как считается, самые крупные образцы арабской каллиграфии. Ататюрк, превратив Софию из мечети в музей, велел их снять, но сразу после его смерти надписи водрузили на место. 

Самая красивая мозаика на хорах и вообще одно из самых главных произведений византийского искусства – Деисус: изображение Христа с Богоматерью и Иоанном Крестителем. «Деисус» означает «моление»: Богоматерь и Иоанн молят Христа о спасении рода человеческого. Нижняя часть мозаики разрушена, по преданию,  крестоносцами. 

А прямо против Деисуса, под плитой с латинской надписью «Henricus Dandolo», когда-то как раз и лежало тело одного из предводителей Четвертого крестового похода – венецианского дожа Энрико Дандоло. Он умер в Константинополе в 1205 году и был погребен на хорах Софии, превращенной крестоносцами в католический собор. Когда Константинополь был взят турками, султан Мехмед велел вырыть кости старого дожа и бросить их псам. 

Последняя литургия в Святой Софии началась вечером 28 мая 1453 года и продолжалась всю ночь. Когда на следующий день в храм, выломав двери, ворвались янычары, священник с чашей в руках чудесным образом скрылся в столбе в северо-западном углу здания. Сегодня там есть небольшая ниша, и если приложить ухо к стене, можно услышать легкий шум. Есть легенда, что священник, скрывшийся в стене, продолжает читать молитву, и когда Святая София снова станет христианской, он вернется к алтарю и продолжит службу.

Продолжение в следующем номере.