Лики и фрики Манхэттена

Когда нахожусь в Нью-Йорке, необременённый делами и обязательными встречами, чувствую постоянную, буквально наркотическую тягу к шатанию по Манхэттену. День, проведённый вне этого острова-праздника, острова-вернисажа, реальной столицы мира, атмосфера которой наполнена многоязычным говором и постоянным транспортным гулом, кажется безвозвратно потерянным. 

Для внимательного туриста Манхэттен – это словно «Картинки с выставки» Мусоргского: бесконечный непридуманный спектакль, сцены из которого разыгрываются прямо на твоих глазах. Не стоит и пытаться проводить здесь экскурсию на автомобиле – ничего, кроме бесконечной вереницы впереди идущих машин и боковых кулис из разнообразных витрин, светящихся панно и людской толпы, не увидишь. Оставь надежду бесплатно припарковаться всяк сюда въезжающий. Даже с финансовой точки зрения, лучшее, что можно придумать – это добраться общественным транспортом (например, на метро за пять с половиной долларов в оба конца) и отправиться далее пешком. Въезд же на Манхэттен на машине из любой другой части Нью-Йорка обойдётся в двенадцать зелёных плюс платная парковка от трёх долларов в час! Разница налицо. 

Метро-работяга

Выстроить последовательный рассказ об увиденном на Манхэттене вряд ли получится. Здешняя жизнь – как цветастое лоскутное одеяло. Поэтому просто поделюсь некоторыми своими впечатлениями и мыслями за несколько часов пребывания в этом чудесном месте. 

Перпендикулярно расположенные друг к другу улицы и авеню хорошо продуваются всеми атлантическими ветрами, воздух свеж. Возле моста Джорджа Вашингтона спускаюсь в подземку. Вход в метро выглядит, как обычный подземный переход. Кстати, настоящих подземных переходов в Нью-Йорке нет. Они просто отсутствуют как класс. Местный метрополитен включает в себя около пятисот станций на трёх десятках маршрутов и является самым протяжённым в мире. Вот уж действительно – не роскошь, а средство передвижения! Никаких устремлённых в земные недра лестниц-чудесниц, только каменные и железные ступени. Тоннели проходят близко к поверхности, поэтому специфический стук колёс хорошо слышен через канализационные решётки. Металлические конструкции, бетон, простенький, почти туалетный, кафель в ржавых подтёках и незатейливые вывески. Наших клипмейкеров, которые последнее время облюбовали станции алматинской подземки, вряд ли прельстит такая натура для съёмок казахстанских звёзд. Но для нью-йоркских и заезжих музыкантов и танцоров вагоны метро – импровизированная сцена. Там же, под землёй, можно увидеть весь социальный и этнический срез жителей мегаполиса. 

Там чудеса, там фрики бродят, Мисс Джей на лавочке сидит…

Выхожу наугад через несколько остановок в Верхнем Манхэттене и, пройдя пару сотен метров, не верю своим глазам! – здесь проходит Mercedes Fashion Week – нью-йоркская неделя моды. Не знаю, как там внутри, но на площади у входа просто паломничество фриков! Яркие, необычные, выделяющиеся экстравагантным внешним видом и вызывающим, зачастую эпатажным, поведением. В большинстве своём молодёжь, но встречаются и великовозрастные индивидуумы, а также узнаваемые по вполне определённым признакам люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Все они стараются привлечь к себе внимание многочисленных фотографов в надежде попасть на страницы модных изданий и хоть каким-то боком прильнуть к шоу-бизнесу. Но вот на горизонте появляются настоящие звёзды модной тусовки, и труженики прессы тут же о фриках забывают. Никаких лимузинов и ковровых дорожек. Просто, как на работу, известные кутюрье, ушедшие в запас модели и разного рода знаменитости проплывают под вспышки фотокамер к входу в здание. На улицах Манхэттена и в обычное-то время можно случайно встретить практически любую знаменитость, а уж в такие дни – тем более! 

Мне повезло – я наткнулся на самого (или саму?) Мисс Джей. Дело в том, что большинству мировой телеаудитории рождённый в Южном Бронксе Александр Дженкинс известен именно как Мисс Джей. Свое прозвище Дженкинс – одна из самых харизматичных и ярких личностей – заработал еще в первом сезоне популярнейшей программы «Топ-модель по-американски», где он помогал раскрыться таланту конкурсанток. Тогда одна из участниц постоянно путала его с другим известным ведущим – Джеем Мануэлем. Нужно быть блондинкой в квадрате, чтобы спутать белокожего, беловолосого Мануэля с чёрным, как смоль, Дженкинсом! И, тем не менее, с её лёгкой руки кличка прижилась и стала псевдонимом. Начиная с пятого цикла, Мисс Джей выступает также в роли звёздного судьи. И по сей день самый знаменитый наставник моделей не покидает пределов реалити-шоу. Его можно увидеть во многих международных версиях этой программы, включая британскую, канадскую, скандинавские и др. Вместе с Джеем Мануэлем они частенько участвуют в программе «Полиция моды», в которой обсуждаются лучшие и худшие наряды звёзд на церемониях вручения таких премий, как Грэмми, Оскар и Золотой глобус. 

«Земляничная поляна»

Далее мой путь лежит вдоль северной ограды Центрального парка мимо дома, в котором жил и у парадной которого погиб Джон Леннон. Где-то рядом, в самом парке, недалеко от бронзовой скульптурной композиции «Алиса в Стране Чудес» раскинулась «земляничная поляна» в виде гранитной узорчатой площадки с названием песни Леннона «Imagine» («Представь себе») в центре. Вокруг на лавочках обычно восседают постаревшие дети «цветов» из 70-х, меланхолично «представляя себе» и наблюдая, как на фоне культового места фотографируется якобы фанатеющий от творчества великого битла задорный молодняк. Но и настоящих цветов здесь всегда много в любое время года. 

Неким диссонансом, по крайней мере, для меня смотрятся на парковых дорожках и окаймляющих улицах прогулочные экипажи, стилизованные под позапрошлый век, запряжённые печальными лошадьми. Неизвестно, что интереснее – наблюдать за катающимися или быть объектом наблюдения! В общем, сомнительное развлечение для приезжих, но спрос есть. Горожане же предпочитают катание на роликовых коньках и лёгкие спортивные пробежки. В выходные же большинство отдыхающих закупают продукты в грандиозном подвале торгового центра Time Warner Center или приносят еду с собой, устраивая пикник на так называемом Овечьем лугу. 

Изба-читальня по-нью-йоркски

Между 40-й и 42-й улицами натыкаюсь на архитектурное украшение Пятой Авеню – главное здание Нью-Йорской публичной библиотеки, построенное из кирпича и мрамора. Расположившиеся у входа мраморные львы, созданные скульптором Эдвардом Поттером, являются символами не только библиотеки, но и города. Сначала ньюйоркцы дали им имена в честь создателей основных фондов – Астора и Ленокса. Но во время Великой депрессии почитаемый всеми мэр Фьорелло Ла Гуардия предложил переименовать их в «Терпение» и «Стойкость», и новые имена прижились. Самого же Ла Гуардию (по буквальному переводу имени или, возможно, из-за невысокого роста) горожане, любя, называли «Цветочком». Мало того, с 1939 года второй по величине аэропорт Нью-Йорка стал носить его имя. 

Вход в библиотеку, как и в любое другое общественное здание города, свободный и бесплатный. Поднимаюсь по ступеням мимо расположившихся книголюбов и туристов. Предъявляю специально обученному человеку свои водительские права. Всего через минуту у меня в руках карточка читателя, позволяющая помимо получения обычных книг еще и загружать в свой компьютер электронные материалы. Пригодится. Без электронной выписки книжку вынести невозможно: каждый томик снабжен меткой радиоэлектронного учета. Главный читальный зал – поистине гигантских размеров – освещён массивными люстрами и естественным светом, проникающим через огромные окна. Высота потолка – почти 16 метров. Внутреннее убранство впечатляет! Если абстрагироваться от книг и читателей, дисплеев компьютеров и многочисленных розеток для зарядки ноутбуков, это место вполне можно принять за музей.

В сердце Америки

Снова ныряю в метро. Мой путь лежит в самую активную часть округа – Нижний Манхэттен. Район буквально переполнен достопримечательностями: Уолл-стрит – улица виновников всех мировых финансовых кризисов; «Маленькая Италия» – район, почему-то облюбованный однополыми, в большинстве своём мужскими, парами; Чайна-таун (без комментариев); Бэттери-парк, откуда можно полюбоваться Статуей Свободы и без проблем сфотографироваться на её фоне; мемориальный комплекс «Ground Zero». 

Удивительно, как сохранились рядом с разрушенными башнями-близнецами маленькая часовня Святого Павла и прилегающее к ней крохотное кладбище, старейшее в Нью-Йорке. Говорят, что благодаря кладбищенским деревьям ни один витраж не пострадал. Есть в этом факте что-то мистическое. Когда 11 сентября 2001 года рухнула первая башня, люди укрывались от обломков и облака пыли внутри ещё одной местной церкви – Святой Троицы. В тот момент обломки башни переломили величественный платан, который в течение века стоял внутри церковной ограды, где похоронены один из отцов-основателей США Александр Гамильтон (тот самый, изображение которого казахстанцы привыкли видеть на 10-долларовой купюре) и создатель одного из первых в мире пароходов Роберт Фултон. Гигантское дерево упало, не повредив ни единого надгробия! 

И напоследок…

Если изначально не составить определённого плана передвижения, исходя из личных предпочтений и интересов, можно просто потеряться в приоритетах. Ведь хочется так много увидеть! И не только достопримечательности. Например, посетить открытые слушания в Окружном суде, наблюдая на безопасном расстоянии за настоящими, а не кинематографическими убийцами, сутенёрами, наркодилерами и другими криминальными элементами. Обязательно сходить на какой-нибудь знаменитый бродвейский мюзикл. Прямо на Таймс-сквере в день спектакля можно купить билет за полцены. Посидеть за бокалом пива в одном из старинных баров, которые пережили времена сухого закона и за прошедший век видели больше известных писателей, музыкантов и ганстеров, чем кто-либо в мире. Полюбоваться небоскрёбами Нижнего Манхэттена, опять-таки пройдя пешком через Бруклинский мост. 

Немаловажно помнить также о том, что в Нью-Йорке достаточно много известных во всём мире, но удивительным образом переоценённых мест-ловушек для приезжих. Самая знаменитая из них – экскурсия на смотровую площадку 102-этажного небоскреба «Empire State Building». Томительное ожидание в очередях: сначала, чтобы войти в здание, затем в вестибюле перед кассой, далее у первого лифта, затем перед вторым лифтом и, наконец, на выходе на смотровую площадку. Совсем не дешёвые сувенирные бутики и еда. Обратный путь займёт не меньше времени. Для того чтобы сохранить время и деньги, лучше отправиться к Рокфеллеровскому центру и на крыше 70-этажного небоскреба без суеты оглядеть удивительной красоты городские пейзажи и убегающие к самому горизонту живописные окрестности.