От Рио до Онтарио, или сшивая две Америки казахской байк-иглой

Глава 4. Уругвайские открытия 

До столицы Монтевидео примерно 500 км. До сих пор меня переполняют чувства, когда я въезжаю в любую из стран Южной Америки. Ведь это настоящее покорение! Помню, как в интервью журналистам хорохорился, рассказывая о том, что собираюсь проехать обе Америки. Ужас! А ведь это всё свершается. Уже почти 5 000 км намотал по дорогам Латинской Америки. И хотелось написать о чём-то серьёзном, а всё равно, как по скользкой дороге, съезжаю на чувства. Ну да ладно, лирику – в сторону! 

Границу прошёл быстро и чётко. И, значит, времени хватит, чтобы не ехать в ночи. Буквально через 200 км оказался в местечке с интересным названием – Йюнг. Утром выяснилось, что в этой «китайской» деревушке много такого интересного, чего раньше я не видел и не слышал. Хозяйка отеля вместе со своим то ли сыном, то ли помощником очень пристально рассматривали мои татуиро… сорри, наклейки и рисунки на моём мотоцикле. Словно не веря, что до них мог добраться иностранец, да ещё и заморский. В руках у них я увидел термос с кипятком и сосуд с трубочкой. Оказалось, что это их чай «мате», без которого они не представляют своё существование. Со стороны смотрится необычно и немного смешно. Но, говорят, этот напиток очень полезен – успокаивает, улучшает аппетит, нормализует сон (почти наркотик). Конечно, я его попробовал, по вкусу напомнило китайский зелёный чай, разве что гораздо более крепкий. Но я больше люблю колу…

Неожиданно обнаружил, что или в дороге, или у палатки я «посеял» зарядное устройство для своей сотки. Так утром хозяйка гостиницы подарила мне зарядку, да и денег взяла с меня только за полсуток. Всё потому, что ей было неудобно из-за того, что я, не позавтракав, поехал искать закусочную (в их отеле завтрак не предусмотрен).

Опять начались проблемы с национальными деньгами. В двух кафешках у меня отказались принимать банковскую карточку, а аргентинские деньги и американские доллары им не нужны. Подавай только уругвайские песо!

Раньше я много читал очерков о путешествиях. И выходило у людей как-то всё очень просто: прилетели в страну – у них там под рукой и гид, и переводчик, и покушать, есть транспорт для экскурсий по городу и походов в джунгли. Программу выполнили – и домой. Интересно, конечно, но и однообразно. Наверное, поэтому в последнее время многие из моих друзей ездят отдыхать по-другому. Например, они регистрируются в отеле в Таиланде, а сами едут дикарями в Лаос или Камбоджу: берут напрокат машины или мотоциклы и колесят по джунглям без всяких гидов и сопровождающих лиц. Понятно, что народ «наелся» комфорта и теперь ищет экстрима. Я этих людей понимаю…

Об этом я и говорю. Передвигаясь на своём железном коне по местам, где, как говорится, нога или колесо иностранца не ступала, не только привлекаешь к себе внимание простых людей, но и сам вживую наблюдаешь за их жизнью. И еще одно наблюдение. Люди, живущие на периферии, всегда активно интересуются самим путешественником. Времена шпионов и разведчиков давно прошли, и сегодня народы более открыты друг другу. 

Здесь в Уругвае, как я заметил, лица у большинства жителей – европейские, да и культура больше напоминает Европу. Но я все-таки спросил: «Куда я могу съездить, чтобы посидеть у костра, поесть сырого мяса и станцевать экзотический танец?». На мою наивную просьбу мне с улыбкой ответили: «Дмитрий, вы опоздали, как минимум, на 50 лет…». Цивилизация сплошь и рядом. Впрочем, я доволен тем, что «тёмное» для меня пятно Южной Америки оказалось «светлым». По сравнению с Африкой – большой контраст! В Африке почти все страны бедные, чего не скажешь о Южной Америке и народах здешних стран – неплохо образованных и с особым менталитетом. Мне даже показалось, что для них «тёмным пятном» выглядят азиатские страны, включая Казахстан.

Пока не доехал до столицы, можно пару слов сказать об Уругвае в целом. Первыми из европейцев попали сюда испанцы, однако до 1828 года Уругвай переходил то к португальцам, то к бразильцам, то к аргентинцам. Любопытно, что в 1945 году Уругвай объявил войну Германии. Думаю, что было это формальностью, так как после войны большое число нацистских военных преступников нашли приют именно в этой стране. Впрочем, оставим историю историкам, сами же поедем дальше…

Набережная Монтевидео напомнила мне Кубу. Но не архитектурой, а тем, что машины едут чуть ли не по воде и, когда начинается шторм и океан выходит из берегов, ближние к воде полосы перекрывают, а машины сдвигаются на внутренние. Сам же город покорил меня своей красотой!

Мне ещё предстоит побывать во многих странах Латинской Америке – Чили, Перу, Боливии, но из тех, что я видел, Уругвай – самая экономически продвинутая и богатая. Сразу же обратил внимание на то, что панибратство и какие-то очень уж дружеские отношения между людьми (включая и иностранцев) здесь не в чести. Закон прежде всего! Я это испытал на себе в первый же день приезда в Монтевидео, когда рыскал по городу в поисках недорогого жилья (не буду же я, как в своё время Муаммар Каддафи, ставить палатку в центре города!). Так вот, выхожу из гостиницы, где договаривался о ночлеге, а возле байка дежурят два полицейских. Отдали мне квитанцию для оплаты штрафа за неправильную парковку и собираются уезжать. Мои эмоции (дескать, как я рад их видеть и готов сфотографироваться с ними как байкер-кругосветник) произвели на них ноль эффекта. Пришлось взять квитанцию и убраться вместе с байком. Платить, правда, я решил на границе, во время выезда. Почему – об этом позже…

Памятники здесь на каждом шагу. И это очень здорово, что они почитают всех своих предков, которые завоёвывали независимость для страны и укрепляли её. При этом они не разделяют их на хороших и плохих, не ругают ни бывших руководителей страны, ни революционеров, ни полководцев. Есть здесь даже памятник Юрию Гагарину!

Нашёл я в Уругвае и родную себе душу. Им оказался выходец из Армении по имени Ашот. Буквально полгода всего, как он встал здесь на ноги и занялся самостоятельным бизнесом. Каким? Купил помещение и начал продавать шаурму (до этого он 15 лет работал на хозяина). Радости его не было предела, когда в кафешку, которая так и называется «Ашот», зашёл я и на странном языке приценился к шаурме. Ашот тут же поставил на кассу другого человека, а мы с ним присели за столик и долго общались. Ушёл я от него и сытый, и чрезвычайно довольный беседой.

Однако пора после двухдневного отдыха залечивать раны! Я имею в виду – подремонтировать байк. Обычно я стараюсь обходить своим вниманием BMW-центры, где всё есть, но – за большие деньги! И плевать им, что еду я на брендовом мотоцикле БМВ по всему миру. Скидки они не делают, а если и делают (как это было в Бразилии), то просто копеечные. Помогло знакомство с Ашотом. Нашли с ним обычный мотомагазин, всего за 20 долларов я купил передние тормозные колодки и заменил их прямо во дворе его кафешки. Ашот, кстати, заметил, что мой маршрут пролегает и через его родную Армению. Конечно, я заеду на его Родину, но произойдёт это только в 2014 году…

Приятно заниматься своим байком чуть ли не в центре такого прекрасного города, как Монтевидео, но уж слишком дорогая здесь жизнь. Надо двигаться дальше – в Буэнос-Айрес. Столицы Уругвая и Аргентины разделяют три часа на пароме по реке Ла-Плата. Уругвайцы утверждают, что это самый быстрый паром в мире – он развивает скорость свыше 100 км в час! Впрочем, стоп: сначала нужно решить вопрос с моим штрафом (а, может, и не одним, ведь в городе я частенько останавливался непонятно где). Начинаю оформлять мотоцикл, прохожу пограничный и таможенный контроль – никто и не думает напоминать мне о штрафе! Получается, их дорожная полиция не удосужилась передать на границу данные о моём нарушении. Приятно! Кстати, такую простую и быструю процедуру оформления мотоцикла на паром можно сравнить лишь с пересечением Гибралтарского пролива, когда я из Европы (Испания) за 40 минут попал в Африку (Марокко, точнее, испанская же Сеута).

Торжественно (а каким ещё может быть настроение, если я заплатил за себя и за байк всего 170 долларов США!) въехав на своём железном Тулпаре на борт парома, я привязал его, словно коня к борту, и добрых три часа любовался пенными бурунами, вырывающимися из-под мощных винтов этого судна. А вот уже и Буэнос-Айрес показался…

Глава 5. Из Буэнос-Айреса на край земли

Как говорится, попал с корабля на бал. Это, на самом деле, почти так и есть, обидно только, что, когда я отвязывал от борта корабля свой байк, впопыхах посеял набор ключей и именной нож. Но, вспомнив слова друга-байкера Валихана Кошумбаева о том, что не нужно переживать по поводу таких мелких потерь (мол, считай это подарками людям, которые их найдут), я успокоился. Бог с ним, с этим инструментом…

А вот и Буэнос-Айрес! Какой-то он чересчур тесный. Словно я в Гонконге или Катманду, а то и на улочках французских городков с односторонним движением. Очень много полицейских. Только остановишься, чтобы оглядеться по сторонам и прицелиться объективом своего фотоаппарата, как тут же свистят и требуют двигаться дальше. Да ещё и заехал я в столицу Аргентины в печальный день: сразу обратил внимание на то, что государственные флаги приспущены… С трудом нашёл место, где можно припарковаться, чтобы узнать, в чём дело. Как обычно, вокруг меня быстро собрался народ. С одним из зевак – нагловатым мужчиной, от которого за версту несло спиртным – мы и разговорились на одинаково ломаном английском. От него я узнал, что произошла трагедия: в жилом доме взорвался газ, было сильное разрушение и погибло много людей. Глава государства объявил трёхдневный траур. Я тоже приспустил флаг на своём мотоцикле.

Но жизнь продолжается. Странно получается, Аргентина занимает огромную площадь, а столица приютилась рядышком с Уругваем. Нет бы перенести её в центр страны, в район Патагонии! Как это сделано у нас, ведь Астана – центр Казахстана. Впрочем, уже выехав из Буэнос-Айреса и доехав до этой самой Патагонии, я понял, что место у аргентинской столицы – правильное. Хоть страна и большая, но всё население сосредоточено на севере, а чем дальше к югу, тем плотность меньше, и на трассах, кроме жандармерии и миграционной полиции, никого нет.

Да, чуть не забыл самое главное! Именно отсюда, от Буэнос-Айреса, начинается Панамериканское шоссе – самая знаменитая в мире дорога, пересекающая все Америки и заканчивающаяся на Аляске. Я начал с нуля. Однако, проехав буквально 40 км, от городка Кармен-де-Ареко я повернул вниз – в сторону Патагонии и самого юга Южной Америки.
Что интересно, дома я запросто проезжаю в день до 1000 км по трассе Алматы – Караганда, хотя все знают, что дорога эта отнюдь не в безупречном состоянии. Здесь же дорога отличная, но проскочить эти километры быстро – невозможно! Причина проста: постоянные остановки для осмотра достопримечательностей, фото- и видеосъёмки. А вот, начиная с Кармен-де-Ареко, можно сказать, начался Казахстан:дорога идёт через пустыню, где только голое каменистое пространство да солончаки. И такая картина по всей Патагонии до цивилизованного города Сан-Антонио-Оэсте. По такой дороге запросто сделать 1000 км в день, а, если напрячься, то и очередной Iron Butt (1000 миль) заработать. В общем, к ночи я уже был в Сан-Антонио.

Тем временем, температура снизилась на три градуса. Уже чувствуется прохлада, особенно к вечеру. Посмотрел в интернете температуру в Пунта-Аренас (мне обязательно нужно попасть туда, чтобы расправить казахстанский флаг и просто глянуть, что творится там, на краю земли) – там +12. Жить можно…

Следующий пункт остановки – Комодоро-Ривадавия. Здесь я вновь увидел Атлантику. Ехать очень трудно, всё время приходится опасаться неожиданного бокового ветра – чтобы он не выбросил меня с дорожного полотна. Но опыт есть, ведь у нас бывают ветра и похлеще! На заправках, как и все путешественники, оставляю свои метки-наклейки. Правда, кроме бразильских байкеров, никто здесь из иностранцев не отмечался. Купил пятилитровую канистру воды, вылил её и взамен набрал бензин про запас (как потом оказалось, правильно сделал, потому что перед Рио-Гальегосом пришлось этим НЗ воспользоваться). Машины по пути встречаются очень редко, где ещё увидишь такой комфорт? Полицейские больше любопытные, чем требовательные. Дома при встрече с дорожной полицией сразу достаёшь права и прочие документы, здесь же я ещё ни разу их не показывал. Кстати, надо бы глянуть, может, их у меня и нет вовсе? Шутка!

По мере продвижения на юг становится холоднее. Но минусовая температура не предвидится, хотя ночью весьма близко к нулю. Помнится, в 2006 году я «прохватывал» Австралию примерно в такое же время года, так там в районе Аделаиды по утрам всякий раз приходилось ждать, когда растает корка льда на асфальте. Да и потом ехал при температуре всего лишь 5-10 градусов тепла. Правда, там хоть природа радовала, а здесь пустынное безмолвие…

Заночевал в Рио-Гальегос. Хозяин гостиницы с женой приняли меня как родного. Говорят, что все путешественники у них останавливаются. Показали фото туристов. Даже велосипедисты здесь путешествуют, но – в октябре-декабре, когда здесь лето. 

Ужин удался на славу! Жареные сосиски, похожие на наши охотничьи, были просто бесподобны. Кстати, хозяева – выходцы из Европы. Раньше они жили в Югославии, но после 2002 года, когда началась делёжка страны, уехали в Аргентину. Сначала жили в Буэнос-Айресе, а теперь судьба забросила их сюда, почти на край земли.

За 4 дня проехал почти 3 тысячи км. Это – хорошо. Осталось всего-то 200 км до городка Пунта-Аренас. Это не совсем мыс Горн – самая южная точка материка, но по-другому никак: добраться до самого мыса  можно только на вертолете. Да это и не принципиально, ведь здешней Меккой для туристов считается именно Пунта-Аренас. И вот я здесь, на самом юге Южной Америки, на самом краю Земли! И я не прилетел на самолете, как это делают туристы, а приехал на своём железном Тулпаре, как это делают мотопутешественники...