От Рио до Онтарио, или сшивая две Америки казахской байк-иглой

Глава 8. Чили: паломничество к Руке пустыни

Братик для Алматы

Мой алматинский друг Диаз написал мне: «Дмитрий, как будешь в Сантьяго, обрати внимание на то, как похожи наши города, особенно главные улицы и предгорья!..». И, действительно, попав в чилийскую столицу, я был поражён сходством улицы Костанера-Норте с нашим проспектом аль-Фараби!

Другой пример. Раньше я считал, что на алматинские горы похожи лишь иранские. Ан нет! Глядя на чилийские горы, мне всё время казалось, что я, чересчур разогнавшись, умудрился перескочить на своем тулпаре через половину нашего земного шарика и оказаться в предгорьях Заилийского Алатау. Я даже не удержался и, развернувшись, поехал в обратную сторону: нет – я по-прежнему в Чили, но ощущение, что находишься дома. Что же касается Ирана – там нет таких дорог, как в Алматы и Сантьяго. Надо будет мне поднять вопрос о городах-побратимах нашей южной столицы. Уж визуально-то Сантьяго подходит Алматы как никакой другой населенный пункт. Осталось только политические моменты урегулировать и создать соответствующие комитеты в наших городах. Но это – задание на завтра…

А пока я ищу друга-итальянца, с которым мы пересекали Анды: он – на спортивном багги, а я – на мотоцикле. И встреча состоялась! Собралась многочисленная компания иностранцев, живущих в Чили. У всех здесь свой бизнес, и всем нравится. У меня, конечно, никаких коммерческих целей нет – я, скорее, как разведчик, выпытываю, какие ещё интересные места можно посмотреть в этом крае на краю света. Как и ожидал, предлагают вулканы, ледяные озёра, каменных истуканов, пустыню Атакама… Что ж, это всё по пути, разве что к истуканам придётся свернуть на 400 км в сторону. А так – курс на север, в сторону Боливии.

Как обычно, пара слов о стране пребывания. Чили ассоциируется с горами, футболом, ну и печальную славу приобрёл генерал Пиночет. Сейчас это – открытое 17-миллионное (как и Казахстан) государство. Здесь очень много туристов, благо визу открыть не проблема. Местные деньги называются песо. Страна живёт и процветает в основном за счёт экспорта меди, развито также сельское хозяйство. Но жизнь кипит только на побережье океана, где рядом с пляжами понастроены туристские комплексы и гостиницы на любой вкус и кошелек.

Рука Атакамы

Когда несколько месяцев назад я был на байк-фесте Motocapital в Бразилии, один байкер показывал мне фото и видео потрясающего монумента в виде торчащей посреди пустыни руки. Но поскольку изъяснялся он только по-португальски, я так толком и не понял, о какой месте идёт речь. Оставалось лишь позавидовать ему белой завистью… И какое же я испытал счастье, когда, остановившись на ночёвку в городе Антофагаста, узнал от местных жителей, что примерно в 200 км от Панамериканского шоссе вглубь пустыни Атакама как раз и находится то место, где прямо из песка высовывается ладонь неведомого подземного гиганта! 

Когда издалека я увидел ещё только кончики пальцев, у меня от волнения едва не разорвалось сердце. Вот он – символ американского континента! Не случайно, путешественники всех мастей считают «Руку пустыни» своеобразной латиноамериканской Меккой.

Пару слов об этом памятнике – символе уязвимости, беспомощности и одиночества человека перед стихиями природы. Погребённый под землёй, великан будто бы просит помощи у высших сил. Сам монумент высотой 11 метров был возведён чилийским скульптором Марио Ираррасабалем в 1992 году. Созданный из железа и цемента, шедевр одиноко возвышается посреди выжженного песчаного пейзажа, где на несколько десятков километров вокруг больше ничто не напоминает о присутствии человека. Многие путешественники оставляют свои автографы на этой «руке», да только раз в квартал сюда приезжает специальная команда и по новой красит монумент… В связи с этим у меня родилась мысль. Странствуя по миру, я обратил внимание, что на многих автозаправках хозяева разрешают приклеивать туристские логотипы на двери и окна своих офисов. Так почему бы тем, кто присматривает за «рукой», не соорудить рядом с ней большую доску для того, чтобы паломники оставляли свои наклейки. Уверен – отбоя от желающих бы не было, а чилийские власти здорово бы сэкономили на краске.

Сотая ступенька мечты

…А пока я всё никак не могу поверить, что мой байк «прохватил» пустыню Атакама. И всё вспоминаю свой марш-бросок через Сахару. А также почему-то покорение Китая и его Великой стены. 

… Долго ещё я оборачивался назад, пока «рука пустыни» окончательно не исчезла в пустынных миражах… 

Такова и наша жизнь. Вот случилось событие – казалось бы, значимое, важное  – а глядишь, и растворилось в памяти… Мне в последние годы больше вспоминаются картинки из детства и юности (помимо эпизодов моих мотокругосветок). А вот годы зрелости почему-то отходят в сторону. Может быть, потому, что живя в Советском Союзе, какие-то желания было просто невозможно претворить в жизнь. Страна-то была закрытая! Вот и получалось, что можно было только витать в облаках, а мечты осуществлять во снах. В реальной же жизни – учёба, работа, дом, отпуск – на Чёрном море или в Ленинграде да Москве. Мне было чуть больше 40, когда развалился СССР. И уже в тот момент я почувствовал, что вскоре вырвусь из этой клетки! Но держали семья, сложная экономическая обстановка, да и Казахстан ещё не со всеми странами наладил дипломатические отношения. Только когда я подготовил сильные тылы – для семьи и близких – я отправился на зов своей мечты. И вот – Чили, сотая страна на моём байкерском пути!

Глава 9. Боливийский мотоальпинизм

Чуангара, чудо-озеро

Боливия всегда влекла меня. Может, потому, что я – большой поклонник Че Гевары.  Когда я стартовал в Бразилии, меня подмывало сразу двинуть в Боливию, так как эти страны граничат друг с другом, да и расстояние было небольшое. Но тогда бы мне пришлось полностью перекраивать маршрут, отказываясь от других стран. А вот теперь, после долгих месяцев странствий по Южной Америке, дорога всё равно привела меня в Боливию. Впрочем, вернёмся немного назад…

После покорения пустыни Атакамы в Чили я решил двигаться по короткой горной дороге в сторону самого крупного города Боливии – Ла-Паса. И никакие уговоры местных жителей (дескать, это плохая идея, нормальные путешественники едут в Боливию только со стороны Перу) не могли меня остановить. Хотя бы потому, что у меня просто не было выбора. Если я заеду в Перу, а оттуда – в Боливию, то обратно в Перу меня уже не запустят (виза-то – одноразовая!). Но не это главное. Дорога, которую я выбрал, вела к одному из самых высокогорных (4570 м над уровнем моря) озёр в мире – Чунгаре! Я долго искал среди байкерских отчётов информацию о покорении этого озера, но, кроме фотографий спецэкспедиций, так ничего и не нашел. Сразу скажу, что это была несколько бредовая идея – подняться на байке на такую высоту и стать «мотоальпинистом». Но уж если взялся за гуж…

Уже на высоте 3000 м  меня стали одолевать зевота и одышка. А на подъезде к озеру я заметил, что заднее колесо и колодки забрызганы маслом. Беглый осмотр не показал каких-либо неисправностей сальника или манжета. Значит, масло выливалось через заливное отверстие сверху?! Это под каким же углом нужно было двигаться?! Чудеса… Забегая вперёд, скажу, что когда в Перу я спустился к нулевой отметке, утечка масла прекратилась, вновь всё стало сухо и работоспособно. Но пока меня охватили небольшая паника и страх оказаться без тормозов на крутых спусках…

Озеро Чуангара небольшое, но сказочное. Снежные горы, полудикие ламы, фламинго… Может, здесь она и обитает – синяя птица счастья…

Пограничный ступор

Пофотографировал красоты окрестностей – и снова в путь!

Уже перед самой границей зашёл я в придорожное кафе, которое мне напомнило кафешки на трассе Караганда – Балхаш: сидят весёлые дядьки-дальнобойщики и с удовольствием поглощают подобие борща и макароны с тефтелями. Да только не смог я осилить эту еду, так меня шатало из стороны в сторону, кружилась голова и тошнило. Понял: началась горная болезнь. Увы, чужаку быстро адаптироваться к такой высоте невозможно. Да и сказать по правде, на всём пути по Боливии, которая находится на высотах от 3000 до 4500 м, я чувствовал себя больным и раздавленным.

Кстати, на протяжении всего пути к озеру и дальше я не заметил ни одной легковой машины, не говоря уже о мотоциклах. Только дальнобойные тягачи-трейлеры. В голове даже стали вертеться тревожные мысли о том, что здесь – на границе – могут и не пропустить мой мотоцикл как неведомое чудище… Почти так и случилось. Ровно 12 часов оформлял я временный ввоз в страну! Ну никак не могли понять, что делать с моим байком! Никто не хотел брать на себя ответственность. И только в час ночи глава боливийского таможенного поста от безысходности дал указание впустить меня в страну.

Яма

Ночь. Температура – около нуля. Пронизывающий ветер. До ближайшего населённого пункта – километров 60. Ладно, холод меня не слишком волнует, но вот высота… Когда я узнал, на какой верхотуре находится Ла-Пас, настроение у меня резко улетело вниз. 4000 м – с ума сойти! Как они тут живут?! 

Эти 60 км в ночи меня чуть не доконали. Дорога – узкая, чтобы разъехаться со встречной машиной, нужно едва ли не останавливаться. То справа, то слева – глубокие каньоны, при малейшей ошибке улетишь туда – и привет! Вот уж страху натерпелся! И ведь ни к кому не «упадёшь на хвост», потому как машины ночью не ездят – у всех водителей кабины со спальниками. Когда всё же добрался до ночлежки (гостиницей это можно назвать только при большой фантазии), впервые в этом мотопробеге завалился спать, даже не раздеваясь. Но при всей моей физической и нервной усталости – ни сон не шёл, ни еда… Ну ладно, ещё сотня километров – и я в крупнейшем городе Боливии.

Хотя формально Ла-Пас и не столица, но все движения политической и экономической жизни происходят именно здесь. Ла-Пас – это огромная яма с перепадом высот в километр. Наверху – 4000 м, внизу – 3000 м. И с каким удовольствием я спускался в эту яму, чтобы хоть как-то привести себя в порядок! А что увидел? Город напоминает пакистанский Карачи: грязь, мусор, много попрошаек, ужасные дороги, туристов не видно, байкеров тем более…

Деньги – боливиано – красивые, но продавцы проверяют их досконально. Видимо, не слабо здесь орудуют фальшивомонетчики. Да и наркодельцы не отстают. Мне сказали, что, если я поеду в Сукре – столицу Боливии, ни в коем случае не следует съезжать с трассы: кругом много плантаций по выращиванию коки, охранники могут и подстрелить ненароком. Хоть и говорят здесь, что кока – не наркотик и её употребляют в стране практически все, но всё же…

Имея огромные запасы природного газа, да и полтаблицы Менделеева в придачу, страна в своей массе живёт за чертой бедности. А ведь населения-то – всего около 10 миллионов человек, и могли бы жить безбедно. А ещё по всей стране проблема с бензином. На заправках – очереди. Потихоньку договорился с заправщицей, и она выдала мне «из-под прилавка» 10 литров. Как раз хватило доехать до границы с Перу. В общем, яма во всех смыслах.

Выбрался!

С облегчением покинув Ла-Пас, я двинулся в сторону Перу, тем более что все основные достопримечательности находятся именно на этом пути. В первую очередь, это озеро Титикака. Являющееся достоянием двух государств – Боливии и Перу – по высоте оно чуть-чуть уступает чилийскому Чунгара. А ещё меня ждут развалины древнего города Тиуанако, потухший вулкан Сахама и солончак Уюни.

Ближе к Перу я увидел первых после долгого перерыва иностранцев – канадцев. Жизнь в этой части страны повеселее – не сравнить с чилийско-боливийской границей! Так и высота в этом месте всего-то чуть более 2000 м – так что и дышится легче, и настрой другой.

Эти канадцы – видимо, старые волки-путешественники. Узнав, каким образом я попал в Боливию, они долго мотали головами в знак признания. Из разговора я понял, что они хотят пройти по моему маршруту и даже наняли микроавтобус с водителем для путешествия по Боливии. Взяли у меня интервью (представляю, как сложно им придётся переводить мою англо-русско-казахскую речь для своего телеканала).

В общем, очередная страна позади. Здравствуй, Перу!