Горкха – обитель служителей Kали

Зажатый между Китаем и Индией на южном склоне великого Гималайского хребта Непал уже около шести лет как лишен своего некогда излюбленного в среде путешественников, писателей и журналистов прозвища «гималайского королевства». Страна, претерпев политические катаклизмы, переживает нелегкий период перехода от монархии к республике. Однако память народная тяготеет к королевской теме, пусть даже и относятся к ней в непальском обществе несколько щепетильно. О бывшей власти нельзя высказываться слишком хорошо, дабы не предстать в глазах окружающих монархистом, что в сегодняшней политической ситуации не совсем политкорректно и, может быть, даже небезопасно. О королевской династии нельзя высказываться и совсем плохо, дабы не быть обвиненным в неуважении обычаев, ведь король Непала являлся и, полагаю, по-прежнему является духовным лидером, будучи воплощением бога Вишну (и это, как мне кажется, таким мирским делом, как революция, просто так не отменишь). Странным образом, страна и по сей день пестрит «королевскими» названиями туристических компаний, парикмахерских, ресторанов и гостиниц, обычно никоим образом к королевской семье не относящихся. 

Поэтому совершенно не удивительным является тот факт, что небольшой провинциальный городок Горкха, затерянный среди холмов центрального Непала, не теряет своей популярности среди жителей страны. Ведь это место долгое время считали (и продолжают считать) колыбелью нации, поскольку именно здесь родился первый полноценный непальский король, Притви Нараян Шах, и именно отсюда воинственные и честолюбивые Шахи некогда начали свой «крестовый поход» на долину Катманду, объединивший в итоге разрозненные княжества и города предгорий Гималаев в единое государственное образование, известное нам по сей день под названием Непал. Этот же поход предрешил судьбу и самой Горкхи, которой после перемещения столицы в Катманду суждено было довольствоваться ролью родового гнезда и хранилища славных традиций.

Некогда я и сам поддался очарованию рассказов о крепости Горкха и отправился туда, чтобы увидеть всё собственными глазами, тем более что при моей любви к фортификациям эта поездка просто была обречена на успех. Около сотни километров на запад по Притви-Хайвэй от Катманду до городка Абу Хайрени, затем поворот на север и еще 24 долгих и мучительных километра по узкой и виляющей в холмах дороге до Горкхи. На всё про всё – около шести часов. И вот небольшой городок из нескольких улиц, протянувшихся вдоль подножия холма. Бесконечный базар, несколько гостиниц, чуть больше ресторанчиков и множество храмов. Словом, всё как обычно в Непале. И только крепостные стены, тянущиеся вдоль хребта к северу от города, вносят в эту картинку что-то непривычное и волнующее. 

Прогулка по самому городку интересна уже хотя бы тем, что здесь, неподалеку от автостанции, располагается Нижний дворец, превращенный в наши дни в музей, а также несколько храмов, включая и построенный дедом Притви Нараян Шаха храм Рамешвар Махадев. Однако все самое важное и интересное в Горкхе находится чуть выше. Именно туда от подножия холма ведет дорога, название которой говорит само за себя – Дарбар Марг, то есть «Дворцовый проспект». «Проспект» в реальности представляет собой выложенную камнями лестницу-тропинку, которая начинается чуть восточнее Нижнего дворца и, виляя то вправо, то влево, поднимается почти на три сотни метров, заканчиваясь прямо у стен дворца Горкха Дарбар.

Историки считают, что королевство Горкха возникло во второй половине XVI века и его основателем стал некий Драбья Шах (именно он решил прибавить к своему имени титул «шах»), чьи корни ведут к северо-индийской династии Раджпутов – аристократов из касты кшатриев, некогда мигрировавших из Индии под напором мусульманских завоевателей. Однако по-настоящему жизнь здесь закипела при одном из его последователей, Рам Шахе, который провозгласил завоевательную политику и начал претворять ее в жизнь в начале XVII века. Знаменитый Притви Нараян Шах, родившийся, согласно историческим данным, в уже построенной к тому моменту крепости и считающийся основателем современного Непала, эту политику в середине XVIII века не только продолжил, но и развил настолько, что постепенно все небольшие и разрозненные королевства Гималайских предгорий подчинились власти Шахов. Кстати, одним из официальных названий Непала до недавних времен было именно «Королевство Горкха». 

Объединение Непала, понятное дело, проводилось зачастую кровавыми и жестокими методами. На войне как на войне, принято говорить в таких случаях. Но культ крови, надо думать, был привычен Шахам с детства. Ибо храм, располагающийся за крепостной стеной по соседству с покоями монархов (он занимает западное крыло дворца), был посвящен отнюдь не мирному божеству, а весьма кровожадной богине Кали, культ которой в Непале по своей жестокости смог превзойти оригинальную версию, зародившуюся в Индии. Стоит лишь начать подыматься вверх по ведущей из городка к крепости каменной лестнице, и вы почувствуете запах крови. А к середине дня ступени, по которым люди поднимаются к замку и спускаются обратно в город, окрашиваются в багровый цвет и становятся липкими от крови жертвенных козлов и петухов, туши которых после жертвоприношений спускают вниз. 

Восточная часть дворца некогда представляла собой покои Шахов, к слову, весьма скромные, недаром это государство иногда называют «гималайской Спартой». Сегодня можно увидеть лишь частичку этого небольшого дворца (в том числе простой и незамысловатый трон Притви Нараян Шаха), но большая его часть по-прежнему закрыта для посетителей, что еще более усиливает ощущение святости и притягательности этого места. 

По соседству с дворцом располагается еще один храм, воздвигнутый на том самом месте, где некогда находилась пещера гуру Горакнатха – легендарного святого и, в некотором смысле, ангела-хранителя династии Шахов, от чьего имени, по одной из версий, и произошло название королевства. По преданию, именно встреча юного Притви Нараян Шаха с Горакнатхом оказала решающее влияние на судьбу будущего короля.

Вся крепость производит впечатление предельной компактности и минимализма. Она строилась для простой жизни и обороны от врагов. Поэтому здесь не было парадных залов: дворец не предназначался для балов и пышных приемов. И даже короли должны были подниматься в крепость пешком – истинно по-спартански, как и положено настоящим воинам. В то же время узкие крутые лестницы и узкие входы в крепость делали ее неуязвимой. Наличие же храмов, как мне кажется, говорит лишь о том, что и религию Шахи воспринимали весьма прагматично: мы поклоняемся богам, боги помогают нам, а всё остальное не имеет значения… Хотя в некоторой любви к прекрасному этим бесхитростным феодалам отказать было нельзя: со стен крепости открывается поистине восхитительная панорама покрытых снегом гималайских вершин. 

Непалу в целом не свойственно варварское отношение к памятникам истории, какое последние двадцать с лишним лет мы могли наблюдать, к примеру, на постсоветском пространстве. Здесь обычно не крушат памятники и не переименовывают улиц. Однако Горкха в этом смысле стала исключением: памятник Рам Шаху, некогда стоявший на полпути от крепости к западному форту, был демонтирован. От него остались лишь постамент да следы стоп, показывающие, где ранее возвышалась фигура одного из непальских монархов. Ходили разговоры и о необходимости переименования города, однако они, к счастью, так и остались разговорами. 

И все-таки Горкха стала широко известна в мире, пусть название города и было искажено, а о корнях термина вообще мало кто догадывается. Речь идет о знаменитых непальских гвардейцах – гуркхах (англичане немного исказили оригинальное название), прославивших свою страну в ходе множества военных кампаний в разных уголках земного шара в составе различных армий, включая и миротворческие силы ООН. Много лет назад исключительный боевой дух непальских солдат явился причиной того, что Непал так и не стал колонией. Знаменитые истории битв при Налапани и Малаоне рассказывают о том, что британские военачальники, пораженные мужеством непальцев, быстро поняли, что Непал выгоднее иметь в качестве союзника, а не противника, и предложили храбрецам службу в рядах армии Британской империи, не став продолжать попытки завоевания маленькой, но весьма упрямой и отважной страны. А символом гуркхов по сей день является кривой непальский нож, называемый «кукри». Скрещенные кукри, кстати, являются символом непальской армии. Излишне, думаю, говорить, что именно гуркхи несут в наше время службу по охране крепости Горкха.

* * *

После того первого раза я бывал в Горкхе еще не единожды, причем в разную погоду. И тогда, когда светило Солнце и со стен крепости открывался чудесный вид на снежные вершины Гималайского хребта. И тогда, когда на фоне затянутого грозовыми тучами мрачного неба серые стены крепости в свете сверкающих молний либо в пелене песчаной бури смотрелись еще более зловеще. Наверное, именно так и положено выглядеть обители суровых воинов, поклонявшихся кровавому божеству. Именно об этом думал я, глядя на Горкха Дарбар со скалы Ситы – наверное, самой идеальной обзорной точки, с которой ощетинившаяся «зубастыми» стенами крепость предстает во всем своем суровом великолепии. 

Катманду, 2014 год

P.s.

О том, как попасть в Горкху, а также сведения о других интересных местах Непала можно найти в путеводителе AvalonTravelGuides/Непал, доступном на сайте www.guide.kz.