Швейцарские родственники

Идея посетить Швейцарию возникла спонтанно. «Там живут родственники моей жены», – как-то сказал мой близкий друг Роберт. «А почему бы и нет?» – откликнулся я. Классно, когда в чужом краю есть кто-то «свой», кто может показать, рассказать, приютить. Вот и решили мы одним ясным мартовским днем слетать на выходные в страну, о которой я знал совсем немного: банки, часы, шоколад, Рейхенбахский водопад и Роджер Федерер.

Спускаясь по эскалатору в аэропорту Цюриха и взглянув на полусонного Роберта, я заметил, что его спутанные волосы напоминают кошку, пристроившуюся у него на голове. Роберт рассмеялся, пробурчав, что не мешало бы ему подстричься перед встречей с родственниками. При этом не преминул уколоть меня – мол, на моей бритой голове кошек не может быть априори по причине отсутствия этих самых волос. А пока, не теряя времени, мы взяли такси до железнодорожного вокзала – наш путь лежал в Берн.

Состав был современным: двухэтажным и просторным. На прямых участках поезд разгонялся до 100 км в час, и только мягкое постукивание колес напоминало о движении. Борясь с лёгкой усталостью от долгого перелёта, мы вглядывались в пейзажи в надежде запомнить каждую деталь. Я думаю, это чувство знакомо каждому путешественнику. А пейзажи были довольно обыденные для центральной Европы: серенькие привокзальные гостиницы, аккуратные загородные домики с треугольными черепичными крышами. Мы проезжали небольшие фабричные комплексы с дымящими трубами, сменявшиеся укромными полянами в преддверии леса. Через полтора часа показался Берн. 

Поезд нес нас уже в центр города, взлетая над речками по высоким мостам. Фактическая столица Швейцарии оказалась на удивление спокойной и провинциальной. Миниатюрные площади перед соборами переходили в аккуратные проспекты, а людей и машин было совсем немного. Время здесь как-будто остановилось, город жил своей особенной жизнью, не обращая внимания на остальной мир. Про гостиницу стоит сказать отдельно. Роберт был очень горд собой, так как забронировал номер в отеле, в котором, по его словам, когда-то останавливался сам Черчилль! В отличие от него мне совсем не хотелось переплачивать за статусность места, но так как друг взял расходы на себя, я поддержал его выбор! Как говорил великий комбинатор Остап Бендер: «Киса, учитесь жить шикарно!». 

В номере оказалось больше комнат, кроватей и ванн, чем требовалось двум усталым путешественникам. В то время пока мой американский друг бегал из одной комнаты в другую, осматривая и фотографируя апартаменты, швейцар старательно открывал шампанское. Увидев боковым зрением съемку, служащий, похожий на Жириновского, выпрямился и, расплывшись в лучезарно-застенчивой улыбке, приподнял бутылку для более эффектной фотографии. А за окном гордо и величаво красовались Альпы, увенчанные снежными вершинами. 

День выдался славный. Знакомство с городом началось с похода в парикмахерскую. «Я должен выглядеть на все 100!» – твердил Роберт. Ведь встреча с родственниками была основной частью нашего путешествия. Да и мне было очень интересно узнать этих людей поближе. Найти парикмахерскую не составило труда. Молодая симпатичная девушка-гот, колдуя над причёской, рассказала, что родом она из Франции, и посоветовала, какие посмотреть достопримечательности. Стрижка вышла благородной! Так хорошо Роберт уже давно не выглядел. «Осторожно, с такой причёской ты можешь показаться нашим хозяевам порядочным человеком!» – пошутил я. Далее наши пути разошлись. Мой спутник решил вернуться в отель и поспать, а я продолжил знакомство с городом.

...Дорога лежала через небольшой парк с прилегающими к нему рвами. Информационная табличка гласила, что это «Медвежья яма» – филиал городского зоопарка Дельхёльцли. Немногочисленные мелкие животные передвигались свободно – их отделяли от мест прогулок людей всё те же рвы. Часть территории была отведена под «дикий парк», где обитает и пара мишек. Но в это время они ещё в спячке, и только каменные скульптуры говорят об их существовании. 

Не трудно догадаться, что к этому животному здесь относятся достаточно трепетно, поскольку именно медведь является геральдическим символом Берна. И ведь ни у кого в мире не возникнет мысли сравнивать Берн с российскими городами, где, по сложившимся западным стереотипам, «по улицам бродят медведи». 

Ну а я брел по улочкам старых кварталов, где сконцентрировано большинство городских достопримечательностей и исторических памятников. В бывших жилых домах размещаются офисы, отели, рестораны и клубы. Меня удивило большое количество фонтанов-скважин. Это маленькие произведения искусства. Каждый такой фонтан словно охраняют сказочные и мифологические персонажи. Через пару часов прогулки я наткнулся на башню Цитглогге с астрономическими часами и тут же сверил их время со спутниковыми показателями на своём айфоне – старинные часы подтвердили своё швейцарское качество! Более 500 лет горожане определяют по этому циферблату точное время. Вообще, башни Берна – неотъемлемая часть городского пейзажа. На Тюремной башне, которая когда-то использовалась для содержания заключённых и одновременно служила пожарной каланчой, сегодня находится смотровая площадка для туристов, на которую я не преминул подняться. Отсюда хорошо виден весь город и, конечно, самый высокий в стране храм – Бернский кафедральный собор протестантской церкви. Все лишние, по мнению церковных реформаторов, архитектурные украшения были удалены с фасада еще в XVI веке, чтобы верующие могли сосредоточиться только на общении с Богом. И тем не менее – впечатляет! 

Приближался вечер. Мы с Робертом ждали приезда его родни на ступеньках гостиницы. Заблестели фары, и перед нами остановился большой немецкий седан. Из него вышли супруги Рене и Ральф Штросс. Средних лет, высокие, благородного вида люди. Улыбка и глаза Рене источали тепло. Ральф был немного скован, осторожничал, не зная, чего ожидать от нас. Они вежливо поприветствовали нас и усадили в машину. Не было времени на формальности, ведь, как оказалось, надо было спешить на большое семейное торжество Штроссов, проходящее раз в год. А мы волею судьбы оказались в Берне именно в этот день. 

...Мы мчались по ночным трассам на северо-запад к Бильскому озеру. Регион знаменит своими виноградниками и винодельнями. Именно в одной из частных виноделен нас и ждал праздник. По дороге познакомились поближе. Рене очень любит лошадей и регулярные конные прогулки. Ральф – нейрохирург, хотя в последние годы практикует лишь время от времени. Когда мы проезжали через микрорайоны, напоминающие советские, он рассказал, что тут живет много приезжих из Африки и лучше сюда не соваться из-за высокой преступности. Было видно, что он не большой сторонник приёма иммигрантов, хотя в Швейцарии их намного меньше, чем в остальных странах Европы. 

И вот мы на месте. Стоял прохладный звездный вечер. Мы находились почти на берегу озера в окружении небольших холмов. Припарковав машину у строения, напоминавшего огромный амбар, мы прошли вглубь небольшой деревушки. На входе в винодельню нас встретили родные и друзья Штроссов. На удивление, я не чувствовал себя приезжим или чужаком. Как бы между делом, приветствуя гостей, Рене добавляла: «Это наши друзья из Америки». И все, словно давно и много о нас зная, почтительно здоровались.

Веселая компания расселась за массивные деревянные столы. Каменные стены «банкетного погреба» освещались свечами, установленными на железных люстрах. Помещение было украшено деревянными бочками и бутылками с вином. Ральф объяснил, что раз в год они все собираются на этой винодельне и празднуют встречу семьи. Ритуал никогда не нарушается и требует скрупулёзной подготовки. Погребок бронируется за месяцы вперед, так же как вино и еда. Усевшись напротив Рене и Ральфа, мы продолжили разговор. Бокалы незаметно наполнялись красным вином, произведённым из лозы, свисавшей прямо над нами. По традиции один из хозяев винодельни встал и начал произносить великий тост перед началом трапезы. Тост был больше похож на молитву или заклинание, которое мелодично растекалось по помещению. Ральф шепотом перевёл, что речь идёт об истории семьи, возделывающей эти виноградники, и о благородстве напитка, который мы вкушаем. 

А затем были простые, но очень вкусные блюда из местных продуктов: швейцарские сосиски, маринованные в винном соусе в течение месяца, картофельный салат, заправленный майонезом. И многочисленные истории Ральфа о своих поездках в Южную Африку. Основательно втершись в доверие к гостеприимной швейцарской паре, мы были приглашены к ним домой на продолжение банкета! Пятнадцать минут езды – и вот мы в спальном районе с плотными рядами низких домиков. В одном из них и находилась уютная квартира наших новых друзей. В первую очередь Ральф показал нам свою гордость – собственный винный погребок. Я удивился количеству винных бутылок – швейцарцы очень серьёзно относятся к вину. Щедрые хозяева презентовали каждому из нас по бутылке многолетнего вина. «Открою эту бутылку только по особому случаю!» – подумал я. Тем временем Рене уставила стол легкими закусками и сладостями, а глава семьи легким движением водрузил бутылочку «чего-то особенного» прямо в центр стола, напомнив иллюзиониста, вытащившего зайца из цилиндра. От былой скованности не осталось и следа. Окончательно убедившись в том, что мы стали друзьями, Рене и Ральф пообещали приехать в гости.