Спасаясь от Ирмы

Моя история переезда в США началась с того, что мне нестерпимо захотелось пойти на курсы испанского языка. После нескольких месяцев лингвистических потуг в моей родной Пензе я отправилась в Барселону, чтобы попрактиковаться там. В паре кварталов от моего отеля располагалась языковая школа, предлагающая классы испанского языка людям со всего мира. В этой школе я и встретила Скотта, который, как и я, приехал в Барселону подтянуть свой испанский. При всех его бесчисленных достоинствах, у Скотта был один серьезный недостаток – он жил в штате Орегон, который, как выяснилось, находился на противоположной стороне планеты. Скотт оказался настолько замечательным, что после недолгих раздумий я оставила в Пензе все, чем жила до этого, и переехала в Портленд. За два года жизни в Америке я занималась столькими новыми для себя вещами: изучала графический дизайн в местном колледже, путешествовала по штатам, отмечала дни благодарения, наблюдала за президентскими выборами и даже спасалась от урагана. Впечатлений было настолько много, что нестерпимо захотелось поделиться всем этим с кем-то еще. В результате мои истории превратились в блог о путешествиях www.holaolly.com, где я стараюсь рассказывать о той Америке, про которую сама еще недавно мало что знала.

Рай для пенсионеров

Флорида мне всегда казалась чудесным райским уголком, где растут пальмы, волнуется море и светит солнце все 365 дней в году. А жителей Флориды я представляла загорелыми, белозубыми, молодыми и обязательно бегущими на закате по пляжу в коротких спортивных шортах. На деле так оно и оказалось, но за одним исключением: молодые и бегающие в коротких шортах там встречаются реже, чем где бы то ни было, поскольку Флорида (особенно в зимние месяцы) – это один большой курорт для пенсионеров из Канады и северных штатов США, которые приезжают туда на зимовку и остаются насовсем. 

Кроме пальм и океана, во Флориде мне нравится еще и то, что я редко там чувствую себя чужеземцем, потому как вокруг очень много иммигрантов, особенно из стран Латинской Америки. Вопрос «Where are you from?» там никто не задает. В отличие от Орегона, где я сейчас учусь и где каждый второй незнакомец, заслышав мое лепетание с сильным пензенским акцентом, удивленно вскидывает бровь и начинает меня разглядывать, пытаясь понять, откуда эта чебурашка взялась.

Повод поехать этим летом во Флориду у меня появился, когда мой друг Скотт решил отправиться туда, чтобы привести в порядок дом, который достался ему от мамы, а заодно навестить друзей и «посерфить» в океане. И уж точно мы никак не ожидали, что всего через пару дней после приезда нам придется готовиться к эвакуации из-за жуткого урагана, который разыгрался в Атлантике. 

Бегство

Жителей Флориды ураганами удивить сложно – они случаются там каждую осень. Дома уже давно строят из бетона на случай ураганного ветра, а вдоль кварталов прорыты каналы, чтобы предотвратить наводнения. В этот раз все было иначе. Мало кто планировал оставаться на полуострове в разгар урагана, который сразу был признан сильнейшим из зарегистрированных в Атлантике. Все начали готовиться к эвакуации. 

Поскольку ураган был еще очень далеко и приближался довольно медленно, на то, чтобы покинуть полуостров, у нас было 3 дня. Наш план эвакуации был такой: все семейные реликвии, фотографии и антиквариат вывезти в безопасное хранилище; заколотить окна щитами; занести садовую мебель в дом; запастись водой и провиантом и только потом двинуться на север вглубь континента. Осуществить все это оказалось не так просто. Уже на следующий день возле каждой заправки выросла очередь за бензином. В супермаркетах опустели полки с питьевой водой. Строительные магазины уже на входе уведомляли об отсутствии канистр для бензина, генераторов, фонариков и фанеры. Кое-как подготовив дом к приходу урагана «Ирмы», мы двинулись в путь. Наш старенький фольксваген к таким далеким переездам не очень приспособлен. Уже в дороге мы остановились поменять масло в двигателе. Работники автосервиса заодно проверили и колеса, которые, как выяснилось, последний раз откручивали в далеком 2008 году. Шины на колесах были потертыми, но мы решили, что пока жареный петух не клюнет, разоряться на новые не будем.

Трасса, ведущая на север, была забита автомобилями. Кто-то вывозил в безопасное место детей и домашних питомцев, кто-то любимую лодку на прицепе, а кто-то породистых лошадей в трейлере. Поскольку ни люди, ни автомобили к этому вынужденному путешествию готовы не были, на обочинах все чаще были видны остановившиеся из-за поломок машины. В итоге дорога до границы со штатом Джорджия заняла у нас 17 часов вместо обычных пяти. 

...До отеля оставалось пару часов пути, когда мы поняли, что у нас прокол в колесе. Искать шиномонтаж было уже слишком поздно, поэтому, скрестив пальцы и останавливаясь на каждой заправке подкачать колеса, мы двинулись дальше. Шина приказала долго жить уже поздней ночью посреди оживленной трассы. В паре метров от узкой обочины, где мы припарковали машину, пролетали огромные грузовики. Чтобы в темноте нас не сбил какой-нибудь зазевавшийся водитель, Скотт вручил мне фонарик и велел быть чем-то вроде знака аварийной остановки, пока он будет ставить запаску. Старое колесо с пожеванной резиной сниматься с оси ну никак не хотело, а я в качестве аварийного маяка все стояла у края проезжей части, дрожа от страха из-за несущихся мимо грузовиков. Какое же облегчение я почувствовала, когда увидела тормозящую рядом с нами машину полиции, моргавшую слепящими глаза мигалками. Причем мигалкам я была рада даже больше, чем самому полицейскому. Быстро оценив ситуацию, американский «дядя Степа» достал из машины лом (!), вставил его в приржавевшее к оси колесо и всем своим немалым весом приложился к лому. В колесе что-то громко крякнуло, и мы поняли, что спасены.  

Через пару часов мы наконец добрались до отеля. В лобби дожидались заселения еще несколько таких же беженцев, как и мы. Усталая женщина на ресепшене посмотрела на меня с ужасом. «Приходите завтра», – заглянув в компьютер, сказала она. И, кажется, даже немного повеселела, поняв, что я по ошибке забронировала отель не на эту и без того суматошную ночь. Других доступных отелей в округе не было. Скотт, который всю предыдущую ночь забивал окна щитами и закладывал двери мешками с песком, а потом в течение 20-и часов вел машину, грустно посмотрел на меня и как будто хотел что-то сказать по этому поводу, но, видимо, передумал. Ночь мы провели в палатке, которую он предусмотрительно захватил с собой.

Творец мира и разрушитель в одном лице

Слово «ураган», как называют тропические циклоны в Северной и Южной Америке (в отличие от тайфунов на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии), восходит, по мнению исследователей, к имени одного из главных божеств индейцев киче (горных майя) – Хуракана, владыки ветров, грозы и молний, имевшего три ипостаси. В главном эпосе киче «Пополь-Вух» рассказывается, как Хуракан создал сначала Землю, а потом с помощью других богов – животных и первых людей.

Есть у урагана и собственный «глаз» (или воронка) – область ясной и безветренной погоды до 60-и километров в диаметре. Часто туда попадает стая птиц, которые становятся его заложниками и остаются там до тех пор, пока ураган не утихнет. Если, конечно, до этого они не погибнут от истощения и усталости.

Чтобы получить метеорологические данные, через глаз урагана периодически пролетает пилотируемый самолет – то есть с живым летчиком внутри. Хотя, наверное, он только до полета живой, а после уже ни живой ни мертвый. Впрочем, пилоты современных пассажирских авиалайнеров способны безопасно управлять судном, попавшим в ураган. 173-м пассажирам рейса Delta Airline посчастливилось оказаться на борту Боинга-737, пролетавшего через ураган «Ирма», сила ветра которого достигала 300 км/ч. Решение не отменять полет было принято еще в аэропорту города Сан-Хуан в Пуэрто-Рико. Через четыре часа самолет благополучно приземлился в Нью-Йорке. «Это так же, как лететь через летнюю грозу, – прокомментировал пилот. – Те же инструкции, те же методы управления самолетом, только расход топлива больше из-за сопротивления силе ветра».

Из-за глобального потепления и повышения температуры воды в мировом океане ученые прогнозируют, что ураганы будут случаться чаще.

Открывая Америку

Выбравшись рано утром из палатки, я обнаружила, что ночевали мы во «вполне себе ничего» кемпинге, на территории которого росли симпатичные пеканы (вид деревьев), был душ с горячей водой и даже небольшой открытый бассейн. 

Городок Тифтон на юге штата Джорджия, в котором мы случайно оказались, был похож скорее на небольшую деревню, окруженную арахисовыми полями, хлопковыми плантациями и фруктовыми садами. Не ожидая поначалу от маленькой деревушки ничего особенного, я открыла для себя много интересного. Например, что арахис вовсе и не орех, а из семейства бобовых. И плоды его созревают не на дереве, а под землей – почти как у картофеля. Кроме арахисового масла на юге США очень популярен вареный арахис, который готовят прямо в кожуре. На вкус же он показался мне сплошным недоразумением.

Вторым сюрпризом для нас стала выставка раритетных автомобилей, которую мы случайно обнаружили прямо на парковке местного супермаркета. Оказалось, что в окрестностях этого городка с населением не более 17 тысяч человек живет немалое количество владельцев редких понтиаков, фордов, шевроле и корветов, произведенных в первой половине ХХ века.

Но с Тифтоном нам пришлось попрощаться, поскольку ураган к тому времени поменял траекторию и двигался в нашу сторону.

Следующей остановкой в нашем путешествии был университетский город Оберн в штате Алабама, который мы выбрали, наугад ткнув пальцем в карту.

Кулинарным открытием здесь для меня стали жареные лягушачьи лапки, которые встречаются в меню каждого второго местного ресторана. Внешне они похожи на карликовые куриные ножки, но мясо на вкус гораздо нежнее, ароматнее и сочнее. Не знаю, сколько этот экзотичный деликатес стоит во Франции, но с точностью могу сказать, что в Алабаме порцию румяных лягушачьих лапок вы сможете отведать всего за восемь долларов.

Пока мы развлекались лягушачьими лапками в Алабаме, ураган «Ирма» достиг юга Флориды. Были затоплены несколько прибрежных городов, сорваны крыши некоторых зданий и оборваны линии электропередач. Радостные новости о доме Скотта нам сообщил по телефону его сосед, который на время урагана забаррикадировался в собственном доме. По его словам, наши дома не пострадали, единственная неприятность – во всем районе не было электричества.

На суше ураган растратил свою разрушительную энергию: превратился сначала в тропический шторм, а потом и вовсе сошел на нет. А это значило, что наше небольшое путешествие подошло к концу и надо было возвращаться во Флориду, где снова светило солнце, волновался океан и росли пальмы.