Архипелаг, обласканный богами

Несмотря на то что ислам стал доминирующей религией в Индонезии более пяти веков назад, самыми величественными и знаменитыми храмами в стране являются буддийский Боробудур и индуистский Прамбанан. Именно с посещения этих древних святынь, ныне включенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО, началось наше путешествие по острову Ява, куда мы перелетели из Бали.

Воскресший из небытия

...Подъем был назначен на три часа ночи. Сонные, с коробочками с сухим пайком, врученным нам в качестве завтрака, мы отправились из Джокьякарты, одно время бывшей столицей Индонезии, в расположенный в 42 километрах к северо-западу храмовый комплекс Боробудур. Надо было успеть прибыть туда до рассвета. Зачем требовалось жертвовать сном и выезжать в такую рань, открылось уже на месте. Но об этом чуть позднее.

Пожалуй, ни одно сооружение в мире не имело такую парадоксальную судьбу. Один из самых грандиозных и значительных по содержанию храмовых комплексов, давно переступивший тысячелетний рубеж, Боробудур бóльшую часть своей истории провел в полном забвении. Столетие сменялось столетием, а о нем не знала ни одна живая душа.

Как писал голландский историк Йоханнес де Каспарис, этот буддийский храм был возведен в 824 году правителем Матарама (средневекового государства на территории центральной и восточной части Явы) по имени Самаратунгга. Но не прошло и двухсот лет, как люди неожиданно покинули эти места. Когда именно это случилось и по какой причине, не знает никто. По одной из главных версий, мощное извержение в 1006 году расположенного неподалеку вулкана Мерапи сделало местные земли непригодными для жизни. По другой гипотезе, всё произошло позднее и связано с общим упадком буддизма на острове. А кто-то, напротив, доказывает, что этот регион опустел намного раньше. Как бы то ни было, но храм остался один на один с окружающими его джунглями.

Шли годы, десятилетия, века. Пепел периодически просыпавшихся вулканов засыпал каменные плиты, ветер приносил пыль и песок, храм ярус за ярусом постепенно погружался под землю, а буйная тропическая растительность всё надежнее прятала то, что еще оставалось на поверхности. Неудивительно, что голландцы, начавшие колонизировать Яву с XVI века, почти двести лет даже не догадывались о существовании у них под носом огромного археологического памятника. Лишь в 1814 году, когда остров на короткое время перешел под контроль Британии, губернатору Томасу Стэмфорду Раффлзу доложили про обнаружение холма с какими-то странными камнями, покрытыми резными рисунками. Организованная по горячим следам экспедиция положила начало растянувшемуся почти на столетие возвращению древнего храма. Увы, оказалось оно поначалу не слишком радостным. По мере того как всё новые экспедиции и исследователи освобождали слой за слоем архитектурную громаду от земного плена, активизировались и любители прихватить то, что плохо лежит. Всевозможные торговцы, коллекционеры устроили настоящую охоту на ценные артефакты. Даже король Сиама, посетивший Яву в 1896 году, решил прихватить с собой в качестве сувениров 8 упряжек статуй и барельефов. Когда мы обходили галереи храма, то в одном месте увидели целый ряд статуй сидящих Будд, лишенных голов. Это всё – наследие тех времен. Но и сами местные крестьяне частенько использовали древние камни в качестве строительных материалов.

Только в XX веке, когда стало ясно значение памятника в контексте всей истории и культуры человеческой цивилизации, были проведены серьезные реставрационные работы, самые масштабные из которых прошли с 1973 по 1984 годы.

Вселенная в камне

На сегодняшний день Боробудур является самым большим в мире буддийским храмовым комплексом, возведенным в форме мандалы – геометрической фигуры сложной структуры с одинаково удаленными от центральной точки элементами. Символизирует она модель буддийской Вселенной. Когда подходишь к храму, то видишь огромную четырехгранную пирамиду из восьми ярусов – пяти квадратных в нижней части и трех круглых сверху. Из-за того что горизонтальные размеры сооружения в несколько раз превышают его высоту (длина каждой из сторон у основания – 120 м, а общая высота храма – лишь 34 м), непосредственно вблизи пирамида кажется очень массивной и усеченной – венчающая ее 7-метровая ступа даже не видна с некоторых ракурсов из-за большого количества малых ступ, расположенных наверху.

Каждая группа ярусов соответствует одному из трех уровней буддийской космологии – от нижней сферы, наполненный желаниями и страстями (это наш бренный земной мир), до самой высшей, никак не соприкасающейся с материальным миром, где обитают бестелесные существа и куда можно проникнуть лишь в предельном состоянии медитации.
Когда паломники приходят к Боробудуру, они начинают обходить каждый ярус, двигаясь, как и положено в буддизме, по часовой стрелке. Такой порядок сложился исторически и связан с видимым перемещением солнца по небосводу (ведь из-за вращения Северного полушария против часовой стрелки наше светило движется слева направо – так же идут и паломники на южной стороне, откуда видно солнце).

Только вот незадача: в Южном полушарии, где и располагается остров Ява, солнце проплывает в небе уже справа налево и соответствие ритуала природному явлению нарушается.

Впрочем, вряд ли у верующего будет время задумываться обо всем этом, ибо как только он поднимается по лестнице (а здесь их четыре – с каждой грани пирамиды) к первым ярусам храма, то попадает в совершенно удивительный мир. Сотни барельефов, искусно созданных древними резчиками по камню, рассказывают о жизни Будды, его земных перевоплощениях, всевозможных духовных существах буддийской мифологии. По сути здесь высечена настоящая энциклопедия буддизма, раскрывающая основополагающие принципы этого учения. Но и для историка храм – настоящий кладезь бесценных сведений о жизни всего тогдашнего яванского общества – как знати, так и простых крестьян. Быт, ремесла, обычаи, одежда, украшения, музыкальные инструменты, архитектура – всё это нашло свое место на древних панно. Кто-то подсчитал, что если разместить в один ряд все имеющиеся в храмовом комплексе рельефные панели, то получится сплошная 5-километровая лента – такой вот путь придется проделать, чтобы прочитать все страницы каменной летописи.

А над барельефами, в полукруглых каменных нишах, вереницей тянутся статуи Будды, медитирующего в позе лотоса. Всего же в храмовом комплексе 2672 барельефа сюжетного и декоративного характера и 504 статуи Будды. И это лишь то, что сохранилось к сегодняшнему дню.

Но на верхних, круглых ярусах барельефов уже нет. Здесь всё пространство вокруг центральной ступы с длинным шпилем занимают малые ступы общим числом 72, выполненные в форме колоколов с густой сетью ромбовидных или квадратных отверстий. Внутри этих ступ установлены статуи медитирующего Будды в натуральную величину. Есть поверье: если до любой статуи дотронуться рукой (а отверстия в ступах достаточно большие), то вам будет сопутствовать удача.
Пару ступ в разных частях храма специально оставили сверху открытыми, но вряд ли находящиеся в состоянии глубокого сосредоточения Будды с бесстрастными лицами и полузакрытыми глазами что-то замечают вокруг. Есть статуя Будды и в главной ступе, но ее никто не видит, так как ступа эта полностью закрыта.
Интересно, что при возведении столь грандиозного сооружения древние зодчие не использовали ни капли связующих и цементирующих растворов – все два миллиона (!) каменных блоков держатся за счет их ювелирной подгонки. Строили же храм из вулканического камня андезита, которого в окрестностях полным полно – Боробудур, расположившийся на равнине Кеву в центральной части острова, находится в окружении действующих вулканов Сумбинга, Сундоро и Мерапи. Причем последний считается самым активным в Индонезии. Совсем недавно, в 2010 году, его очередное извержение даже унесло жизни 353 человек.

Существует гипотеза, что первоначально храм был воздвигнут на островке в центре озера, которое когда-то располагалось в этих местах. И выросший посреди водной глади, он был подобен цветку лотоса – символу чистоты и совершенства в буддизме. Впервые такое предположение высказал 90 лет назад голландский ученый Вийнанд Отто Ян Ниеувенкамп, а более поздние исследования показали высокую степень вероятности существования озера.

Сегодня же Боробудур является центральной частью большого ландшафтно-археологического парка. Здесь помимо главной святыни располагаются два других храма – Мендут и Павон. У них скромные размеры, но появились на свет они примерно в то же время, что и сам Боробудур. Есть и два музея. В музее Кармавибхангга выставлены около 4000 каменных блоков и декоративных барельефов, не нашедших себе места в ходе реставрации из-за утраты соединительных элементов. А музей Самудра Ракса рассказывает о существовавших в древности торговых связях между Индонезией и восточной Африкой.

Повенчанный с туманами

А теперь вернемся к началу рассказа – почему в Боробудур надо обязательно приезжать перед рассветом.

Дело в том, что из-за особенностей рельефа местности и местонахождения храма на холме, вся реальность в эти часы словно соткана из туманов, и, непрерывно меняясь, она с каждой минутой приобретает все новые и новые причудливые формы.

Когда мы приехали сюда в начале шестого, было еще совсем темно. Огромная махина храма возникла в сумраке совершенно неожиданно, явившись в виде бесчисленных силуэтов башенок на фоне неба (это были те самые малые ступы). Казалось, мы подошли к крепостным стенам средневекового города.

Постепенно окружающее пространство заполнялось мягким светом, уже можно было рассматривать все детали убранства храма, но окружающий мир по-прежнему был скрыт почти непроницаемой пеленой.

Ближе к шести появилось солнце, Боробудур словно расцвел гигантским цветком, но туман и не думал отступать, растекаясь между горами, лесными зарослями, просвечивающими полянами. И вся эта непрерывно меняющаяся на глазах картина создавала ощущение, что всё здесь дышит, и громадина храма – лишь частица неведомого живого организма.

Удивительное чувство. Сколько мне не приходилось путешествовать, но лишь два-три раза за все время возникало это состояние сопричастности к чему-то неведомому и неизмеримо большому.

Творение отвергнутой любви

Сравнительно недалеко от Боробудура, но уже к востоку от Джокьякарты и гораздо ближе к вулкану Мерапи, находится другой знаменитый храм – Прамбанан. Историки предполагают, что он был построен сразу же после появления Боробудура как индуистский ответ буддийской святыне. Если гипотеза верна, то ничего удивительного в ней нет: вплоть до пришествия ислама буддизм и индуизм непрерывно соперничали здесь друг с другом.

У обоих храмов действительного много общего. Почти схожая судьба. Созданный в IX веке, Прамбанан столетие спустя оказался таким же заброшенным, как и Боробудур, и тоже по неизвестным причинам. Хотя он и не исчезал столь явно, как его буддийский собрат, но за столетия одиночества постепенно превратился в руины и начал свое возвращение к людям опять же во времена недолгого правления на острове Британской короны –

в 10-е годы XIX века. Точно так же главные восстановительные работы (а в данном случае приходится говорить не столько о реставрации, сколько о реконструкции) прошли уже в XX веке. Начавшись сразу же после окончания Первой мировой войны, они растянулись на десятилетия и закончились  уже после Второй мировой.

В архитектурных формах здесь также соблюдается принцип следования структуре мандалы. И не менее богато, чем Боробудур, Прамбанан украшен каменной резьбой. Только сюжеты взяты уже из знаменитых индийских эпосов – «Рамаяны» и сказаний о Кришне.

Но есть и принципиальное отличие. Если Боробудур – одно цельное сооружение, пусть и очень сложной формы, распростершееся на огромной площади, то Прамбанан – это ансамбль, первоначально состоявший из десятков и даже сотен храмов разного размера и назначения.

Когда-то их было 240. В центральной части стояло 16 храмов, восемь из которых были основными, а еще столько же представляли собой маленькие святилища. Вокруг них несколькими рядами по квадратному периметру выстроились 224 небольших и совершенно одинаковых святилищ – своеобразная свита. А может, охрана. Но на сегодняшний день восстановлены лишь 16 центральных храмов. А на месте свиты ныне ютятся лишь квадратные горки каменных блоков. И дойдут ли до них руки реставраторов –  да и надо ли? – неизвестно.

Самым же внушительным, возвышающимся над всеми остальными, здесь оказался храм бога Шивы. По бокам от него высятся два других больших храма, посвященных остальным богам индуистской троицы – тримурти. С северной стороны – храм Брахмы, с южной – храм Вишну. В каждом из них в небольшой камере установлена статуя соответствующего бога. Так что на вопрос, кто главный и самый могущественный в верховном пантеоне индуистских богов – Брахма-Создатель, Вишну-Хранитель или Шива-Разрушитель, – Прамбанан дает однозначный ответ: Шива. Ну вот храм и разрушился.

Интересно, что за этими тремя храмами (если смотреть с востока) выстроились три других поменьше, посвященные уже ездовым животным каждого бога. В индийской мифологии их называют ваханами. У Шивы – это бык Нанди, у Брахмы – гусь Ангса, а у Вишну – орел с человеческим туловищем Гаруда (о нем я подробно рассказывал в первом репортаже).

С историей возникновения храмового комплекса связана древняя легенда. Как и подобает любым популярным сказаниям, она обросла множеством вариаций. Но в общем сюжет такой.

В давние времена на острове враждовали правители нескольких небольших государств. В очередной войне был убит один из них. У него осталась красавица дочь по имени Лара Джонгранг, в которую влюбился принц Бандунг Бондовосо, воевавший против отца девушки. Он предложил ей руку и сердце, но та не хотела выходить замуж за врага погибшего отца. Обстоятельства сложились так, что ей трудно было отказать напрямую. И принцесса решила действовать хитростью: она поставила условие, что даст согласие, если претендент на ее руку построит за одну ночь тысячу храмов. Тогда принц призвал на помощь могущественных ночных духов – наверняка, что-то им посулив. Те рьяно принялись за работу. До утра еще оставалось время, а построено было уже 999 храмов. В отчаянии Лара приказала слугам разжигать как можно больше костров и толочь в ступах рис (с его приготовления на острове всегда начинался новый день), чтобы обмануть духов, как будто уже наступило утро. Простодушные духи в страхе бросились наутек, не достроив последний храм, а разъяренный коварством принцессы несостоявшийся жених проклял девушку – и та превратилась в статую.

Считается, что установленная в одной из ниш храма Шивы статуя богини Дурги как раз и есть та самая окаменевшая принцесса. А сам этот храм, да и весь храмовый комплекс местные жители часто называют по имени героини сказания – Лара Джонгранг.

Что ж, легенда замечательная, и сами храмы очень интересные. Здесь можно вдосталь налазиться по многочисленным каменным лестницам и галереям основных храмов, попробовать угадать, что за истории рассказывают многочисленные барельефы и скульптуры, заглянуть во внутренние камеры, где практически из полной темноты (свет проникает только через маленький вход) на вас взирают индуистские боги.

Но все-таки такого ощущения чуда, как в Боробудуре, испытать не пришлось. Возможно, для Прамбанана тоже важно правильно подобрать время встречи. Мы приехали уже ближе к концу дня, когда начинало вечереть. В сочетании с пасмурным небом всё вокруг казалось серым. Вокруг центральных, восстановленных храмов беспорядочно громоздились бесчисленные груды каменных плит, в некоторых местах еще и огороженных колючей проволокой. Они походили на кладбище, да, собственно, и были кладбищем – только не людей, а храмов, когда-то возвышавшихся на этих местах. Поэтому и весь комплекс казался именно памятником, дошедшим из глубины веков и давно уже утратившим то жизненное начало, которое чувствовалось в Боробудуре.

Наверное, посещение этих двух легендарных мест лучше начинать в обратном, чем у нас, порядке – с Прамбанана. Чтобы не было разочарования.

А впрочем, быть может, надо будет как-нибудь вновь приехать сюда – в другой час, с другой погодой, в том числе и в душе, – и кажущийся заснувшим вечным сном древний гигант приоткроет свои веки, и тихие слова откровения достигнут тех, кто их ждет.

Продолжение следует