Легенды древнего Ливана

Предпоследняя неделя в апреле выдалась в Ливане теплой, но дождливой. Мало того, погода, словно испытывая наше терпение, порой ежечасно преподносила сюрпризы. То ливень затапливал дороги на выезде из Бейрута до их полного исчезновения, то разрываемая молниями дождевая мгла начинала бомбардировать арендованную машину градом, лишь усложняя и без того крутой подъем в горы. А то невесть откуда взявшиеся снежные заторы начисто лишали нас возможности достичь заветной цели на подступах к вершине. При этом, пока мы взбирались на кажущийся неприступным горный хребет, у моря уже снова царила ослепительная лепота...

Банкноты-путеводители

Ливан – удивительная страна, основные достопримечательности которой можно осмотреть за неделю. Конечно, при условии, что эта семидневка правильно распланирована, а за рулем – сам путешественник. В прошлом веке в выборе целей туристам здорово помогали рисунки на банкнотах Ливана. Потому что почти все купюры 1950-х, 70-х, 80-х и частично 90-х годов (рис. 1, 2) «рекламировали» самые знаковые исторические и природные красоты страны. А то и по несколько сразу!

Их изображениями мы и воспользовались в качестве дополнительных ориентиров. Уж очень хотелось сравнить впечатления от увиденного воочию с феноменальными картинками на давно вышедших из обращения дензнаках!
Уже на подлете к Бейруту с его живописно расположенной у самого моря взлетно-посадочной полосой становилось ясно, где художник одной из ливанских купюр «заряжался» вдохновением. Для этого достаточно было сопоставить открывающийся из иллюминаторов самолета вид на столицу Ливана с панорамным рисунком на 500 ливрах 1988 года (рис. 3). Там с высоты птичьего полета, помимо городского муравейника, демонстрировалась и единственная природная достопримечательность ливанской столицы – Рауши, или Голубиные скалы (рис. 4), названные так в честь гнездящихся там сизарей.

На подступах к Городу Великанов

Для любителей древностей и загадок далекого прошлого Баальбек в Ливане – непререкаемый фаворит. Его обязательно нужно увидеть! И как можно скорее. Именно сегодня, когда планомерное разрушение археологических памятников на Ближнем Востоке принимает катастрофические масштабы, это особенно актуально. Ведь нет никаких гарантий, что величественными постройками Гелиополя («Города Солнца»), как Баальбек называли в эпоху эллинизма, можно будет восхищаться и впредь.

Первое знакомство с циклопическими руинами начинается уже за несколько километров до археологического комплекса. Ведь гигантский «гребешок» из шести уцелевших колонн храма Юпитера (рис. 5) виден издалека, играя роль своеобразного целеуказателя.

Рано или поздно чехарда современных зданий прервется, и вашему взору откроется незабываемый вид на всемирно известный памятник античной эпохи. Это по официальной версии. А по сути – «допотопного» и малоизвестного нам прошлого. Вид, кстати, точно такой, каким он представлен на довольно редкой сирийской1  купюре начала прошлого века (рис. 6).

Прежде чем начать осмотр Баальбека, мы сделали остановку в древнем карьере, где для него добывался камень. По сей день здесь находятся одни из крупнейших мегалитов, когда-либо обработанных человеческой рукой.
Еще недавно считалось, что Южный камень (или Камень беременной женщины, как его называют арабы) был единственным в своем роде. Его длина – почти 22 м, высота – 4,25 м и ширина – 5,35 м. При этом предположительный вес известнякового великана колеблется между отметками в 1200 и 1500 тонн!

Но в 90-х годах ХХ века в соседней каменоломне был обнаружен монолит еще больших размеров. А при раскопках 2014 года под Южным камнем нашли частично отделенный от скалы монументальный «брусок», вес которого, по мнению ученых, мог бы превышать 1650 тонн!

Ливанских дензнаков с изображениями этих гигантов не существует. Но в 30-40-х годах прошлого века Камень беременной женщины не раз появлялся на национальных почтовых марках (рис. 7). Тогда его еще наполовину скрывала земля.

Ученые уверены, что и знаменитые трилитоны («три камня») в основании баальбекской террасы (каждый весом под 1000 тонн!), как и вообще весь «мегастройматериал» для храмов Гелиополя, – родственники Южного камня и его собратьев.

Пока единственной ливанской банкнотой, на которой «засветились» знаменитые баальбекские мегалиты, являются вышедшие из обращения 1000 ливров 1988 года (рис. 8). На них виден фрагмент фундамента храма Юпитера во внутренней части комплекса. Вес каждого из его вручную обработанных и идеально подогнанных камней превышает 200–400 тонн.

Кстати, все эти огромные блоки мало чем отличаются от так называемого Западного камня в основании знаменитой Стены Плача на Храмовой Горе в Иерусалиме. Те же квадратные отверстия не совсем понятного предназначения, те же идеальные углы и плоскости.

 Массу израильского монолита оценивают в 517 тонн, что делает его одним из тяжелейших камней, когда-либо перенесенных с одного места на другое. А по размерам (длина 13,6 м, высота 3 м, расчетная ширина 3,3 м) он немногим уступает Камню беременной женщины. Поэтому вполне может статься, что заказчики у баальбекской платформы и мегафундамента Храма Соломона, коим, скорее всего, и является подземная часть Стены Плача (рис. 9), были одни и те же. Знать бы еще – кто...

Величественнее Рима и Афин

Делясь впечатлениями от увиденного в Ливане, нередко сталкиваешься с непониманием: «А разве храмы Рима или Греции не самые большие?».

Но находясь здесь, легко заметить, что и храмы знаменитого Римского форума в самом сердце Древнего Рима, и Афинского Акрополя по своей монументальности однозначно уступают культовым сооружениям Баальбека – провинциального городишки на окраине всех известных империй.

Кстати, отдельное внимание следует обратить на сохранность античных памятников в Европе. По большому счету там мало что уцелело. Римский форум, игравший важнейшую политическую и религиозную роль в жизни имперской столицы, в наши дни представляет собой жалкое зрелище. Сохранность же одного из крупнейших (со слов Геродота) сакральных сооружений Греции хороша видна на памятной золотой монете в 50 евро 2019 года (рис. 11).

Все, что осталось от Герейона, святилища в честь богини Геры на острове Самос, – это камни фундамента да половина колонны!

Столь чудовищные разрушения – результат множества войн и природных катастроф. Однако и в истории Ливана всего этого было в избытке.

Большинство зданий в Древнем Риме возводились из обычного кирпича. В их числе и дворцы императоров. Мрамор в основном шел на их облицовку. Римляне, как и греки, вообще не работали с циклопической кладкой. А вес самых крупных строительных блоков редко превышал 200-300 кг.

В европейских же провинциях Римской империи в честь богов и императоров обычно возводили и вовсе небольшие храмы. Ярким примером тому может служить святилище Дианы на площади Конди-ди-Вила-Флор (рис. 10) в португальском городке Эвора. Это классический образец зодчества той эпохи.

Занятно, что на протяжении своей двухтысячелетней истории эта римская святыня использовалась непосредственно по назначению сравнительно недолго. Уже в V веке она была разрушена германскими племенами, которых римляне презрительно называли варварами и дикарями. С тех пор руины храма выступали то в роли оружейного склада, то как скотобойня, то в качестве театральных кулис, а то и вовсе как место казни. Долгое время (с XIV по XIX вв.) в сени каннелированных колонн располагались мясные лавки, что в некоторой степени и спасло храм Дианы от полного уничтожения.

Продолжение следует