Путешествия по маршрутам, которых нет ни в одном путеводителе

Летопись Великой Отечественной войны… Это не только рассказ о былом, но и могучий источник вдохновения, вечная школа жизни, дающая сегодняшним поколениям бесценные уроки патриотизма, мужества и стойкости.

В 1981 году был дан старт Всесоюзной экспедиции молодежи и школьников «Летопись Великой Отечественной». Но для меня и моих товарищей она началась еще в 1975 году, когда мы на велосипедах дерзнули пройти от Алма-Аты до Москвы и далее в Новгородскую область, чтобы отыскать место захоронения руководителя нашей первой экспедиции, мастера спорта СССР по туризму Анатолия Резникова.

В таких поисковых экспедициях автор и его товарищи-туристы участвовали более десяти лет. За это время мы на велосипедах и пешком прошли боевым путем двух казахстанских дивизий, сформированных в Алма-Ате летом 1941 года – 8-й гвардейской Режицкой ордена Ленина, Краснознаменной ордена Суворова дивизии имени Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова и 391-й Режицкой Краснознаменной стрелковой дивизии. Завершился поход в Праге возложением цветов к могилам наших земляков на Ольшанском военном кладбище. Там же покоится командующий 391-й дивизией – Герой Советского Союза генерал-майор М.Е. Козырь.

Основная часть наших поисковых маршрутов пролегала там, где в годы войны проходил Северо-Западный фронт. В сводках Совинформбюро эти места носили название «южнее озера Ильмень». Именно там, под Старой Руссой и городом Холм, который был важным узлом обороны гитлеровцев, наши дивизии не только понесли тяжелые потери, но и прославились своим мужеством и отвагой, а одна из них – 8-я гвардейская Краснознаменная Панфиловская – участвовала в 1942 году в окружении 16-й фашистской армии, за что была удостоена ордена Ленина.

Перед глазами Вечный огонь Валдая – города, который в годы войны называли «столицей» Северо-Западного фронта, а местные жители в шутку добавляли, что у него одна из окраин начинается в Ленинграде, а другая в Москве. Именно здесь почти к самому переднему краю фронта подходили воинские эшелоны…

О многом хотелось узнать в экспедициях, поразмышлять, сделать, как говорится, зарубку в душе и сердце. Походные дневники сохранили незабываемые эпизоды, воспоминания и яркие свидетельства. В памяти выплывают изрезанные окопами поляны у деревни Максимовка, разбитые дороги у Старой Руссы и Пскова, обрамленные черными бушлатами останки моряков 75-й морской бригады, залитые водой воронки от авиабомб в Пронинской роще под городом Холм, найденные у деревни Гущино в разрушенном окопе побелевшие человеческие черепа, кости, оружие, гранаты, коробки от мин и многое другое. А еще разбитые блиндажи, бесконечные километры оплывших окопов и колючей проволоки, нашей и немецкой, концлагерь на Поповом болоте под Демянском, хорошо сохранившиеся фашистские дзоты, на поверхности которых видна почти не тронутая ржавчиной крупповская сталь.

В 1981 году мы, попав в Пронинскую рощу, словно оказались в 41-м. Казалась, что война не ушла из этих мест. Отстрелянных гильз в окопе по колено, неиспользованных гранат – штук по 70 на брата. И в отмытых дождями черепах, которых здесь было очень много, ни одного зуба мудрости – совсем пацаны. Это – моряки, которых немцы называли «черной смертью». Они отдали свои жизни за светлое будущее нашей Родины, а вот похоронить их по-человечески удалось только в 80-е годы. Братская могила оказалась такой внушительной, что над ней соорудили небольшой холм, на котором поставили памятник без указаний фамилий и имен моряков 75-й бригады, которую сформировали из рыбаков Арала и моряков Каспийской флотилии. На нем лаконичная надпись из приказа командующего: «Наградить всех без исключения…». 

У солдата свой счет фронтовым дорогам

Отыскать здесь посмертные медальоны в земле, изрытой сотнями снарядов и авиабомб, с огромными воронками, залитых грязью и водой, засыпанной саваном из человеческих костей и черепов, оружием, черными бушлатами и ботинками, оказалось невозможным. А мы тогда надеялись, что отыщем их – солдатские медальоны, которые выдавались каждому бойцу, чтобы по записанным в них именам можно было сообщить родным о гибели их владельца и вернуть из небытия без вести пропавшего солдата. И все же нам повезло. Останки воинов лежали на опушке леса неподалеку от Холма. Здесь в 1941–1942 годах шли кровопролитные бои, практически на одном и том же месте. Расстояния на войне не измеришь одной привычной мерой. У солдата свой счет фронтовым дорогам. Сколько пришлось пройти каждому в свинцовой круговерти боев?! Один успел добежать под огнем от окопа до безвестной высотки, другой воевал и в поле, и в разрушенных городах, форсировал реки.

И вот они перед нами – солдатские медальоны. Но только в одном оказалась заполненная записка.

…Погиб, защищая Родину, своих родных и близких, рядовой Каратаев. Его фамилию, адрес жены и брата прочитали на клочке бумаги, сохранившемся в солдатском медальоне. Это только один из эпизодов, подробно описанный в журнале «Мир путешествий» № 2 за 2014 год. 

А таких счастливых находок было немало – мы вернули из небытия 156 солдат и офицеров, числившихся пропавшими без вести и вставших благодаря нам в священный строй погибших за Родину.

За время поисковых экспедиций было собрано большое количество военных артефактов (включая оружие), найденных на местах сражений Панфиловской дивизии, которые мы отсылали почтой в музей панфиловцев в Алма-Ате. А сколько было обнаружено различных документов военных лет – их тоже отдали Валентине Ивановне Панфиловой, директору этого музея. Находок в тех местах было довольно много – особенно оружия. В лесу у одинокой сосны мы отрыли целый ящик с винтовками в масле. В другом месте наткнулись на ящик со свастикой, в котором были немецкие автоматы «шмайссеры». Прямо у дороги в луже обнаружили около десятка неразорвавшихся снарядов, а рядом откопали из земли небольшую немецкую пушку. У местных мальчишек на чердаках были целые арсеналы различного оружия. Некоторые из них, балуясь с неразорвавшимися гранатами и минами, лишились жизни.

В Демянском котле

Однако обратимся к походным дневникам. В прошлых публикациях уже рассказывалось про легендарный Демянский котел («Мир путешествий» № 2 за 2012 год), когда наши войска впервые взяли в окружение крупные силы немецко-фашистских захватчиков (70-тысячную Демянскую группировку) в январе-феврале 1942 года. В этих боях участвовали и воины-казахстанцы.

В Демянском котле наши воины перемалывали вражеские силы, которых так будет не хватать фашистам под Сталинградом и Ленинградом. Особенно упорные бои кипели в «рамушевском коридоре». Здесь немцы собрали разбросанный по фронту воздушный флот Рихтгофена, а также направили сюда эскадру асов майора Хаана. 

Бои в воздухе были трудные и затяжные. На одного нашего истребителя приходилось по 4–5 вражеских. В фашистской воздушной эскадре первый отряд асов назывался «Молния». Когда он прилетел на Северо-Западный фронт, в нем было 12 «мессершмиттов». Вскоре остался один, «счастливый». Кого только он не бомбил: города Франции, селения Греции, Ленинград. И все же над Ловатью наши «охотники» его сбили.

В районе Холма мы обнаружили в лесу немецкий самолет. В кабине «юнкерса» (бомбардировщика Ю-52) нашли удостоверение немецкого летчика Вальтера Вервика, родившегося 28 мая 1912 года. 

Есть еще один военный эпизод, связанный с этим районом. Советский летчик, Герой Советского Союза И.Ф. Мотуз, который летал на истребителе Як-7Б, 14 апреля 1942 года встретил Ю-52. Он летел из Демянска на небольшой высоте. Атаковав «юнкерса», наш летчик заметил, как у фашиста загорелось левое крыло, и вскоре немецкий самолет упал. Его нашли партизаны. На 15 погибших гитлеровских офицеров, находившихся в самолете, приходилось 47 «железных крестов». Среди личных вещей были обнаружены самовары, старинные часы, фарфоровые и керамические изделия, картины и другие награбленные вещи. 

А в лесной чаще вблизи поселка Киевицы Новгородской области мы обнаружили советский самолет. Были найдены останки летчика и орден Ленина за № 6977. Им был награжден Николай Иванович Ватутин. 12 декабря 1942 года в неравном воздушном бою капитан Ватутин геройски погиб.

На старорусской земле летом 1942 года погиб старший лейтенант Урузби Кириллович Тменов, сын Северной Осетии. Он был похоронен в Крестцах. В соседней могиле покоится прах бесстрашного Тимура Михайловича Фрунзе. Вот такие находки случались во время наших поисковых экспедиций на Северо-Западном фронте…

Мы в вечном долгу перед павшими солдатами. В их именах – память и боль наша. Да, та война вызывает сегодня все больше вопросов, но на этих страницах мы вспоминаем тех, кто честно выполнил свой долг. Миллионы пропавших без вести, безымянно похороненных, оставшихся лежать непогребенными (сколько их было в первые месяцы войны, когда живые не имели возможности побеспокоиться о последнем приюте погибших!). Это – особая наша печаль, неизбывная боль их близких, фронтовых друзей и просто товарищей по тому счастливому времени, которое называется «до войны». И потому все идут и идут письма: в архивы, военкоматы, газеты, на радио. Люди ищут, просят помощи, едут поклониться и положить цветы на нежданно найденную могилу.

Автор статьи оказался в таком же положении, когда пытался узнать, где именно похоронен в Молдавии его дядя – старший лейтенант Геннадий Александрович Кораблев, заместитель командира дивизиона по строевой части 931-го артиллерийского полка 373-й стрелковой Миргородской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В письме его родителям из части сообщалось, что он был ранен 31 мая 1944 года и умер от тяжелого ранения в живот. Был похоронен в отдельной могиле в селе Токсобень Кулямского района на южной окраине. Я проверил и выяснил, что в Молдавии есть Криулянский район, а село Таксобены находится в Фалешском районе. Но учитывая нынешнюю обстановку в Молдове, трудно рассчитывать на то, что эта могила сохранилась. А то, что за ней кто-то ухаживает, – уже из области фантастики.

История – неиссякаемый родник патриотизма

Так получилось, что по зову сердца и памяти нам захотелось пройти дорогами фронтовиков и прикоснуться к их бессмертному подвигу. В год 30-летия Победы мы организовали первую в Казахстане поисковую экспедицию «Дорогами подвигов и славы». А затем ежегодно в дни трудовых отпусков намечали новый поход. Подобного маршрута нет ни в одном путеводителе. Отдельные участки и схемы ранее были отмечены только на картах полководцев Отечественной войны. Мы поднимались на безымянную высоту, спускались в партизанские землянки, проходили десятки километров по окопам с огневыми позициями, стояли, склонив голову, у дзота, где горячее сердце Александра Матросова остановило пулеметную очередь врага, измеряли шагами бескрайние поля сражений, искали по лесам и болотам останки погибших героев, чтобы воздать им последние почести.

Начав с Красной площади, от Вечного огня, наша велоэкспедиция поэтапно прошла через Крюково, Волоколамск, Дубосеково, Калинин, Валдай, Демянск, Старую Руссу, Холм, Пушкинские горы, Псков, Новгород, Великие Луки, Резекне, Ленинград, Таллин, Ригу, Вильнюс, Брест, Минск, Львов, Ряхов, Черновцы, Киев, кавказские перевалы. В памяти у нас навсегда остались боль и скорбь Пискаревского кладбища, нацарапанная стене Брестской крепости клятва ее защитников, лагерь смерти Саласпилс, удары одинокого колокола, как тяжкие вздохи белорусской Хатыни.

Михаил Матусовский, поэт, участник боев на Северо-Западном фронте, писал: «Как и всякую историю, историю войны можно и должно изучать не только по документам, но и по человеческим судьбам. И сколько здесь еще белых пятен. Не минута, а целые недели молчания потребовались бы, чтобы вспомнить всех поименно…».

История – неиссякаемый родник патриотизма. В архивах лежат документы, до которых еще не дотронулась рука исследователя. Сколько подвигов еще не установлено. Сколько без вести пропавших солдат, о судьбе которых ничего неизвестно. А ведь их родственники до сих пор ждут весточки. Сотни тысяч неврученных боевых наград лежат невостребованными в архиве Вооруженных сил в городе Подольске. Есть его сайт, где можно выяснить все необходимое.

Думается, что в рамках СНГ можно принять нормативный документ, касающийся возрождения поисковой экспедиции молодежи и школьников «Летопись Великой Отечественной». Направлений здесь много: раскопки на местах боевых сражений, работа с наградными документами, не нашедшими своих владельцев, и многое другое. 

Наше настоящее и будущее

С развалом СССР почти прервалась связующая нить прошлого и настоящего. Поэтому сегодня для улучшения воспитания молодежи на героических традициях народа необходимо рекомендовать министерству образования и науки Казахстана совместно с заинтересованными организациями возродить проведение республиканской поисковой экспедиции «Летопись Великой Отечественной» в школах и вузах.

Для сравнения: в России работают сотни поисковых отрядов. Президент Владимир Путин сам приезжал на место раскопок под Старой Руссой и помог поисковикам соответствующей техникой. Поисковые экспедиции становятся нормой жизни. 

У нас в Казахстане лишь в Петропавловске есть поисковый студенческий отряд, который ежегодно летом отправляется на Курскую дугу, где сложили в годы войны головы многие воины-петропавловцы. Правда, в прошлом году появился еще один молодежный поисковый отряд в Алматы, который возглавляет мой ученик по школе гидов туризма, бывший афганец. Но это капля в море. 

Сегодня надо оказывать помощь студенческим поисковым отрядам в вопросе финансирования экспедиций. Лучше поменьше тратиться на различные помпезные и порой бесполезные мероприятия, а направить деньги на патриотическое воспитание молодежи. Прошедший День Победы показал, что «поколение пепси» почти ничего не знает об этой войне и ее героях, таких как Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой, Александр Матросов.

Чтобы преодолеть разрыв поколений, не надо изобретать велосипеда. Достаточно возродить традиции бывшего всесоюзного похода как комплекса форм и методов, направленного на воспитание молодежи в духе героического опыта нашего народа. Как когда-то на фронт уходили отцы и деды, пусть сегодня отправятся в свой поход молодые люди. Чтобы они сами прошли по дорогам минувшей войны, поднялись на ту безымянную высоту, которую до последнего патрона защищали их ровесники в сорок первом, нашли ту землянку, куда возвращались после рейда по тылам врага партизаны, поставили скромный обелиск на братской солдатской могиле. Чтобы молодежь сердцем прикоснулась к тому трагическому и героическому времени, унесшему миллионы жизней и родившему миллионы героев. 

Экспедиция «Летопись Великой Отечественной» дает простор инициативе и творчеству. Но не терпит казенно-бюрократического, формального подхода. Нужно, как в прежние времена, создавать музеи, комнаты и уголки боевой славы. И не надо указующих директив. На Алматинской ГРЭС молодой зам. директора сам проявил инициативу по созданию музея боевой и трудовой славы энергетиков. Здесь бережно собраны фотографии и различные реликвии. На 9 мая в центре поселка вывешиваются баннеры с фотографиями ветеранов. Среди них – фото моего отца Анатолия Александровича Кораблева, сержанта 51-го минно-торпедного Таллинского Краснознаменного орденов Нахимова и Ушакова авиаполка, почетного энергетика СССР, отличника энергетики Казахстана и Узбекистана. Судьбе было угодно прислать мне за месяц до 70-летия великой Победы весточку из 45-го – фотографии отца, в то время техника 2-й авиаэскадрильи, у боевых самолетов под Кенигсбергом. Снимки были сделаны незадолго до Победы. Жаль, что до нынешнего праздника отец не дожил совсем немного. А кто-то уходит сегодня. Ты же за их спиной, как за стеной каменной…

Надо помнить, что в поисковых экспедициях смогут проявить себя студенты, особенно исторических, филологических и журналистских факультетов. Многим доведется записать и рассказ ветерана о погибшем или пропавшем друге. Воскреснет чье-то имя, эпизод, геройский поступок…

Не поленитесь! Еще живы последние солдаты, есть военкоматы, адресные бюро, товарищи-следопыты. Может, где-то вдовы, дети и внуки не вернувшихся с войны всю жизнь ждут именно эту весточку. Для них в ней и будет глубокий личный смысл нашей всенародной летописи. А для вас – своя неповторимая, выстраданная живым участием ее страница. 

Эта экспедиция – словно окно в широкий мир Истории, в наше настоящее и будущее. 

О героях Отечественной войны написаны мемуары и романы, но бесценно каждое новое свидетельство. Подвиг солдат, погибших за Родину, никогда не будет забыт. И сегодня, и в будущем они должны говорить с нами как живые с живыми.