Опасайтесь курящих колдуний!

Когда в городе в разгар июльской жары и духоты мозги приобретают желеобразную консистенцию, а мировые информационные ленты «радуют» сообщениями об очередных терактах и переворотах, так хочется махнуть на все рукой и умчаться куда-нибудь подальше.

Впрочем, для жителей Алматы вовсе не требуется отправляться за тридевять земель. Совсем рядом есть благословенные местечки, где время движется в два раза медленнее, вместо суеты людских толп – медленный танец бабочек, а близость белоснежных вершин навевает желание поразмышлять о вечном…

Именно в такой уголок – действующую пчелоферму, расположенную высоко в горах, в излюбленном алмаатинцами Тургеньском ущелье, Казахстанская туристская ассоциация (КТА) совместно с компанией GoldeNature.kz организовала 15 июля информационный тур для представителей туркомпаний и СМИ.

Главная цель – расширение туристических возможностей южной столицы. Как рассказала директор КТА Рашида Шайкенова, «мы сейчас активно общаемся с китайскими  коллегами в связи с подписанием соглашения по ADS-визам, упрощающим визовый режим для групп туристов из Китая. И нам посетовали на то, что мы годами предлагаем один и тот же сложившийся джентльменский набор: Медеу, Шымбулак, Зеленый базар, Центральный музей. А ведь китайцы, как нам объяснили, обожают места, где нет людей и сохранилась дикая природа». 

И вот, выехав рано утром и проделав 130-километровый путь, мы остановились на 6-м километре трассы Тургень – Ассы у небольшого комплекса зданий, включавшего магазин по продаже меда и мини-цех по изготовлению яблочного сока. Здесь нас встретил уже немолодой, но очень энергичный владелец крестьянского хозяйства и ТОО «Тургеньские экопродукты» Сергей Степаненко. Мы пересели на джипы и раритетный газик и по крутой грунтовой дороге отправились к пасеке.

...Всё вокруг зеленело, благоухало, цвело. Кружили бабочки. Тишину, обволакивавшую окружающее пространство, нарушал лишь бежавший неподалеку ручей, да от разноцветных ульев, выстроившихся двумя рядами друг напротив друга, доносился пчелиный гул. Кроме ульев, все имущество пасеки составляли пара вагончиков-контейнеров, огороженный камнями маленький прудик, куда по желобу стекал ручей, походная мини-кухня, да длинная беседка с деревянными скамьями и импровизированным столом, основой которого также стали улья.

Рядом же не было ни души, лишь далеко внизу виднелся поселок, а два соседних крестьянских хозяйства, расположившихся где-то в пределах километра, были отсюда не видны.

Сергей Иванович оказался открытым, общительным человеком, моментально располагавшим к себе. К тому же обладавшим талантом остроумного рассказчика. О пчелах он говорил как о своих детях – с нежностью и любовью.

Но сперва он поведал нам о колдунье:

– Видите вон те горы. Одна из них похожа на лежащую женщину. Вот ее грудь, голова, волосы. Называется она «Колдунья». Если над этой колдуньей идут облака и тянется дымок, то обязательно будет дождь. В этот же самый день. Можно отсюда передавать погоду в Алматы – колдунья никогда не обманывает.

Пока колдунья не проявляла желания закурить, мы надели сетки для лица, на поверку оказавшиеся лишними, и отправились в гости в пчелиное царство.

Из рассказов бывалого пасечника

О пчелиных квартирах

Все улья надо красить в оттенки цветов-медоносов. Если покрасите в черный цвет, пчелы объявят забастовку. В каждом улье живет отдельная семья во главе с маткой. В семье матку узнают по запаху, который дает выделяемое маткой маточное вещество. Даже если рядом поставить два улья одного цвета, пчела вернется в свой собственный. В каждом нашем улье, состоящем из двух корпусов, – 20 рамок (по 10 в корпусе). Зимой мы второй корпус убираем. Пчелы живут на ячейках. Весной по мере развития семьи мы добавляем пчелам рамки, чтобы в период медосбора семья уже была крепкой. Пчелы поддерживают постоянную температуру в улье – в центре пчелиного клуба она всегда 36°С. Все продумано, есть чему поучиться людям.

О царской жизни и женской доле

Матка всегда одна. Она имеет более крупные размеры тела, длинный хвостик, которым сеет яйца, опуская его в ячейку. Но предварительно эти ячейки осматривает комиссия: всё ли в порядке там с чистотой, иначе санитары ячейку почистят, чтобы ребенок, проводящий там первые недели своей жизни, находился в идеальных условиях. Пчелы-кормилицы закладывают в ячейки маточное молочко. Личинка рядовой пчелы, которая  через три дня вылупляется из яичек, питается им три дня, а затем ее переводят на пергу и мед и кормят еще 6 дней. Далее ячейку запечатывают крышечками из воска с добавлением перги, где личинка превращается в куколку, а потом в пчелку. Там она проводит еще 12 дней и, наконец, спустя три недели после кладки яйца выползает на поверхность, прогрызая крышечку. После этого малышка еще три дня ходит по улью, осматриваясь и привыкая. Затем ее вызывают на комиссию и определяют судьбу в зависимости от физических данных: либо она будет носить мед в качестве рабочей пчелы, либо будет работать в охране, либо в свите.

Срок жизни у рабочей пчелы короткий – в среднем до 60 дней. Умирают они не от старости. Двести пчел приносят за день чайную ложку меда, а летают за нектаром на расстояния до пяти километров. Естественно, крылья быстро изнашиваются, и пчела гибнет. 

А вот матка живет до 7 лет, и всю жизнь ее кормят маточным молочком – настоящей королевской едой. За сезон матка откладывает до 150-200 тысяч яиц, за жизнь – около миллиона. Если с маткой что-то случается, пчелы начинают беспокоиться и отстраивают специальные большие ячейки – маточники – для выведения новой матки. Если же при наличии старой матки рождается новая, она уводит часть роя за собой. 

О трутнях и мужской судьбе

Все пчелы, которые занимаются трудотерапией и готовят мед, – женского пола. Трутни (мужские особи) работой не заморачиваются, а заодно и не кусаются – у них нет жала. Но когда матка совершает брачный вылет, трутни бросаются за ней, окружают плотным кольцом (тем самым спасая от птиц, питающихся пчёлами) и на высоте порядка 25-40 метров оплодотворяют матку. Те семь – десять счастливчиков, кому удается это сделать, тут же гибнут, ибо их половые органы отрываются, оставаясь в теле матки. Она же после свадебной ночи (точнее, дня) возвращается к себе в улей и сеет до 2000 яиц в день – ни одной курице такое не снилось! А еще перед зимовкой дамы выгоняют трутней из улья на верную гибель, а также убивают трутнёвый расплод. Так что за все в жизни приходится платить.

Надо ли бояться пчел

Как видите, пчелы сейчас ведут себя абсолютно миролюбиво, хотя мы без всяких сеток для лица открываем улья и достаем рамки. Это потому, что, во-первых, они нас узнают по запаху, а, во-вторых, в период цветения трав все их поведение полностью заточено на сбор меда. А вот когда в природе нет взятков (нектара и пыльцы), пчелы становятся злыми, начинают беситься. И еще пчелам не нравится резкий запах, пусть даже элитных французских духов. Если кто-то курит – тоже могут напасть.

На этих словах Сергей Иванович внезапно прервался и кивнул в сторону гор: 

– Смотрите, колдунья задымила. Значит, скоро пойдет дождь.

О майском меде

Для успеха в нашем деле необходимы три составляющих: наличие большой и дружной пчелиной семьи, хорошие погодные условия (отсутствие дождей, теплые ночи – не ниже 15°С) и наличие качественных медоносов: к примеру, у нас это расторопша, мальва, девясил, мордовник – всего около 130 трав. В мае же семья, которая лишь недавно вышла после зимовки, еще не достаточно полная и окрепшая, цветение медоносов только начинается, а ночи достаточно холодные. Кое-где, конечно, можно успеть что-то накачать, но в основном это мед прошлого года (то, что оставляли пчелам на прокорм). А все приходят ко мне и просят: дай, Иваныч, майского меда! О чем вы, ребята?!

О матриархате

Когда мы работаем на пасеке, то всегда в голову приходит такая мысль. У пчел настоящий матриархат: матка управляет всем своим королевством. В улье порядка 100 тысяч пчел, а организовано все идеально. И я пришел к выводу, что если бы и в нашей жизни женщины руководили государствами, то порядка бы в мире было больше.

Сокровища под боком

Завершилось наше путешествие в мир пчел большим чаепитием в беседке. Дегустируя ароматный свежайший мед разных сортов, трудно было не поделиться полученными впечатлениями.

Айгуль Исагулова (Информационный ресурсный центр экотуризма): Это очень интересное место для экотуризма. У нас есть успешно работающие туры выходного дня, и эта пасека вполне для них подходит. Создать еще место для кемпингов, парковку, чтобы люди могли останавливаться здесь на день-два, организовать пешие маршруты – иностранцы будут в восторге. 

Алина Даулетбакова (КТА): Я увидела гораздо больше, чем ожидала. Это уже практически готовый туристский продукт, который может заинтересовать не только иностранцев, но и самих алмаатинцев, часто и не подозревающих, что у них под боком есть настоящие сокровища. Здесь можно и отдохнуть, и узнать столько нового: я, например, даже научилась отличать пчел от ос (смеется)!

Дина Шериязданова (Almaty City Tour): Меня впечатлили здешние шикарные виды. Тут такое раздолье для фотографов, а ведь наша компания организует множество фототуров. Установить по дороге и на развилках указатели – и можно начинать возить туристов.

Алия Мекетаева (Silk Road Kazakhstan): Я всегда боялась ос и пчел, но, попав сюда, поняла, что это не так опасно, а, главное, очень вкусно и полезно. У меня проблемы с низким давлением, а здесь я узнала, как здорово в этом случае помогает маточное молочко. 

Елена Романова (SkyWay): Мне кажется, фишка даже не в меде, а в душевном успокоении и ощущении гармонии со всем окружающим. Особенно, когда есть хорошая компания и такой замечательный гид. Если скомпоновать это место с посещением, допустим, водопадов или озера – цены не будет такому туру.

Рашида Шайкенова (КТА): Мы все лишний раз убедились, как интересно общаться с людьми, увлеченными своим делом, и как же плохо мы все-таки знаем свой родной край. Атмосфера – это самое главное, а она сегодня была чудная.

Остается лишь добавить, что курящая колдунья не подвела нашего гида: когда мы уже садились в автобус, хлынул настоящий ливень.