Экскурсовод и гид – близнецы-братья?

21 февраля отмечается Всемирный день экскурсовода. Сегодня, когда туризм стал важнейшей сферой мировой экономики и образом жизни сотен миллионов людей, эта профессия начинает играть совершенно уникальную роль. О специфике работы экскурсоводов и гидов и различиях в подходе к их деятельности в отечественной и зарубежной практике рассказывают ведущие специалисты Казахской академии спорта и туризма доктор Ph.D Бауыржан ЗАКИРЬЯНОВ и к. п. н. Олег ЛЮТЕРОВИЧ.

На протяжении последних лет команды экспертов ЮНЕСКО, Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) и Университетского колледжа Лондона проводили важные исследования памятников и маршрутов в рамках проекта по серийной транснациональной номинации Шелкового пути в Список Всемирного наследия. 

Благодаря беспрецедентному уровню сотрудничества между 15 государствами-участниками, в июне 2014 года в Список Всемирного наследия вошел проходящий через Казахстан, Кыргызстан и Китай коридор Чанъань – Тянь-Шань. На казахстанском отрезке в нем обозначены городища и поселения Каялык, Талгар, Актобе, Кулан, Орнек, Акыртас, Костобе, Карамерген.

Логическим продолжением этой работы стало то, что с 27 сентября по 10 октября 2016 г. в Алматы прошел учебный курс по подготовке специализированных гидов по Шелковому пути, организованный Столичной ассоциацией туризма и Управлением туризма и внешних связей города под эгидой Всемирной федерации ассоциаций туристских гидов (WFTGA). 

Занятия проводились на базе НИИ туризма Казахской академии спорта и туризма и состояли из двух частей:

– тренинга гидов, сфокусированного на передаче навыков интерпретации объектов туристского интереса;

– тренинга по подготовке инструкторов для практикующих туристских гидов, желающих улучшить свои тренерские навыки и получить аккредитацию WFTGA.

Мы не будем касаться организационных моментов мероприятия, таких как отбор слушателей, техническое обеспечение курсов и проч., – это тема для отдельного обсуждения. Обратимся к содержанию обучения и его целесообразности на примере первого тренинга.

Сначала о дефинициях. В законе РК «О туристской деятельности» даются практически одинаковые определения интересующих нас специалистов: «Экскурсовод – профессионально подготовленное физическое лицо, обладающее соответствующей квалификацией для оказания экскурсионно-информационных, организационных услуг туристам по ознакомлению с туристскими ресурсами в стране (месте) временного пребывания. […] Гид (гид-переводчик) – профессионально подготовленное физическое лицо, оказывающее экскурсионно-информационные, организационные услуги туристам по ознакомлению с туристскими ресурсами в стране (месте) временного пребывания». 

То есть по логике авторов закона экскурсовод и гид-переводчик, конечно, близнецы. Тем более что в определении, касающемся гида-переводчика, даже не идет речи о том, что он работает на иностранном языке. 

По мнению WFTGA, гид – это «лицо, которое направляет туристов, используя язык по их выбору, толкует культурное и природное наследие региона. Как правило, гид обладает определенным свидетельством квалификации, выдаваемым или признаваемым определенным органом» [1]. 

Согласимся, что данное определение точнее отечественного.

Итак, основные вопросы тренинга сводились к следующим темам: критерии WFTGA к туристическим гидам; определенные ареалы: туристический гид; экскурсия в движущемся транспортном средстве; пешеходная экскурсия; ведение экскурсий в культовых местах; экскурсии в музеях и других объектах показа; составление экскурсионных программ.

Тренинг, проводившийся в англоязычной и русскоязычной группах ведущими международными экспертами WFTGA, предусматривал 60% теоретических и 40% практических и домашних занятий. 

В процессе обучения сразу стали выявляться точки соприкосновения и различий в деятельности гидов и экскурсоводов. 

Дело в том, что к 80-м годам ХХ века в СССР сложилась научно обоснованная теория экскурсоведения, не потерявшая своей актуальности и в настоящее время, так как ее положения сродни формулам точных наук и не подлежат идеологическим веяниям и конъюнктурным поправкам. Так, например, методические приемы «предварительного осмотра» или «локализации событий» будут востребованы профессионалами при любом общественном укладе. Хотелось бы отметить, что основные положения этой теории успешно применяются в ряде стран – Китае, Египте, России, Беларуси и др.

По мнению ведущих специалистов Российской академии туризма и спорта И. В. Зорина и В. А. Квартальнова, «экскурсоведение – отрасль теоретических знаний, изучающая проблемы моделирования идеальной экскурсии, ее воздействие на сознание туристов, практических методов подготовки экскурсии, техники их проведения, подготовки экскурсоводов» [2].

Причем основоположником этой теории Б. В. Емельяновым, считавшим экскурсию педагогическим процессом, даже было введено в обиход понятие «гидизма» – примера того, как не надлежит проводить экскурсии.

Различия между школами заключалось в концептуальном подходе к экскурсии как таковой. Если на Западе она строится по формуле «информация + развлекательность», то у нас по формуле «информация + воспитание аудитории (патриотическое, эстетическое, экологическое)», что вовсе не означает сухой и скучной интерпретации объектов туристского интереса. 

Как следствие различных концепций, показ и рассказ гида строится по принципу «комментирую то, что в поле зрения». Экскурсовод же раскрывает определенные темы экскурсии, опираясь на правило логической последовательности показа, когда каждый последующий объект является ступенькой в раскрытии темы. Поэтому экскурсоводу значительно легче выстроить логические переходы между темами, нежели гиду «связи» между объектами. 

В результате восприятие экскурсионного материала аудиторией гида чаще калейдоскопичное, а аудиторией экскурсовода – системное. 

Например, в сити-туре экскурсант получает объемную информацию по темам «история города», «архитектура города», «город как научный центр», и в его сознании складывается четкое понимание образа, статуса и облика города.

Различия в подаче экскурсионного материала гидом и экскурсоводом носят также объективный характер, что связано с составом экскурсантов. Экскурсовод, работая с аудиторией на родном языке, углубляет ее знания об известных ей событиях и объектах, широко использует цитаты из трудов деятелей культуры и науки, называет всем знакомые имена исторических личностей, – то есть опирается на ту базу знаний, которой владеют соотечественники.

Гиду же необходимо осветить связи, которые существуют между его страной и той, откуда прибыли туристы, и, конечно, акцентировать информацию на государственном устройстве, истории, обычаях и традициях своей страны. 

Трудно согласиться с подходом гидов к ответам на вопросы экскурсантов. Экскурсовод в организационной части своего вступления информирует аудиторию о том, что он ответит на ее вопросы в конце мероприятия. Ведь экскурсия на транспортном средстве – процесс динамичный. Важнейшая особенность рассказа заключается в том, что он зависит от темпа движения группы. И когда гид отвечает на вопрос, иногда интересующий одного из 20–30 человек, то в этот момент он может оставить за спиной основной объект экскурсии и не дать о нем информации, так как иначе нарушатся основополагающие принципы экскурсии: «от показа к рассказу» и «адресности», то есть привязки информации к объекту.

Нельзя не отметить высокую ориентированность на клиентов гидов WFTGA.

Процесс их обучения направлен в том числе на «развитие важных коммуникационных навыков и личных качеств, способствующих удовлетворению потребностей экскурсантов» [1]. 

В отечественном же экскурсоведении вопросы коммуникации с аудиторией рассматриваются в разделах «техника ведения экскурсии», «дифференцированный подход к экскурсантам», «педагогика в экскурсиях», «этика в туризме». И в данном случае мы учили экскурсоводов «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Здесь, конечно, сказывался элемент «советского» подхода к проблеме. Ведь должностные обязанности гидов и экскурсоводов существенно различались. Если гид находился с группой постоянно (от ее встречи до проводов), то технические элементы обслуживания туристов возлагались на групповодов (местных руководителей тургрупп). Например, к туристам с десятидневной программой экскурсий каждый раз мог прийти новый экскурсовод.

С нашей точки зрения механически ставить знак равенства между профессиональными требованиями к экскурсоводам и гидам-переводчикам, конечно, нельзя. Важно в программах курсов подготовки учитывать варианты подхода к интерпретации объектов туристского интереса гидами и экскурсоводами. Но взаимообогащение между этими специалистами следует приветствовать и культивировать. 

Сегодня также существует проблема, касающаяся качества работы специалистов этого профиля.

Министерство по инвестициям и развитию РК, вводя в действие государственный реестр гидов и экскурсоводов, требует от кандидата сертификат, подтверждающий его право на профессиональную деятельность. При том что сам сертификат не разработан. А его наличие должно свидетельствовать о том, что обладатель документа где-то и чему-то учился. Ведь в постановлении Правительства РК № 179 от 07.02.2000 г. сказано: «Квалификационным требованием к деятельности гида-переводчика, инструктора, методиста и сопровождающего туристские группы является наличие документа о специальном образовании или окончании специализированных курсов».

Получается, что любой желающий в любой турфирме может выписать себе сертификат и без проблем попасть в государственный реестр. Между тем турфирмы не имеют права выдавать подобные сертификаты, так как это (в соответствии с 22-й статьей закона «О туристской деятельности») – прерогатива организаций образования и уполномоченных органов в области туризма.

 В настоящее время НИИ туризма Казахской академии спорта и туризма совместно с Казахстанской туристской ассоциацией (КТА) разработал этот сертификат и предложил его для рассмотрения Департаменту туризма Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан.