Путешествие в страну Turkish Airlines

Погода не задалась с самого начала. Едва колеса самолета оторвались от взлетной полосы, начался сильный дождь, и вскоре мы попали в грозу. Лайнер сильно болтало, хотя находились мы не в хвосте, а вместе с пилотами в кабине воздушного судна. Тревожно мерцали бесчисленные датчики, командир закладывал крутые виражи, то ли собираясь вернуться в аэропорт, то ли стремясь уйти от эпицентра грозы. И в этот драматичный момент вдруг по громкой связи раздалась команда – и весь экипаж вышел из кабины, а заодно и покинул самолет.

На вахту заступала новая смена летчиков.

Все дело было в том, что находилась мы не в настоящем авиалайнере, а в уникальном тренажере учебного центра подготовки летного состава и обслуживающего персонала «Турецких авиалиний». Именно посещение этого центра – Turkish Aviation Academy – стало ключевым моментом пресс-тура в Стамбул, организованного для казахстанских журналистов офисом Turkish Airlines в Алматы.

Расположился центр недалеко от аэропорта имени Ататюрка, и мало кто из авиакомпаний может похвастаться такими же возможностями своей учебной базы. Прежде всего поражает размах: общая площадь центра превышает 15 тысяч квадратных метров. В десятках залов и учебных комнат собраны тренажеры, подлинные части самолетов разных марок, надувные трапы и прочее оборудование для отработки слаженных действий экипажей как при обычном полете, так и во внештатных  ситуациях. Есть даже приличных размеров бассейн, чтобы в реалистичных условиях тренировать навыки поведения при аварийной посадке на воду.

Но, конечно же, гордостью учебного центра являются тренажеры-симуляторы капсульной формы, неотличимые внутри от кабин пилотов наиболее часто использующихся моделей Боингов и Аэробусов и максимально реалистично имитирующих полет лайнера благодаря специальным гидравлическим «ногам» и искусно изготовленным в виде лобовых стекол мониторам.

У компании имеется 18 таких симуляторов, каждый из которых сравним по цене со стоимостью среднего самолета. 10 из них расположены в здании, где мы находились, а еще 8 – в другом корпусе учебного центра. Причем планируется до конца 2021 года увеличить их количество до 29.

К ним-то первым делом и повела нас симпатичная девушка по имени Тунчжа (которую с чьей-то легкой руки мы стали называть  Тунчжа-ханум) – координатор департамента маркетинга центра. Она стала проводником в наших странствиях по многочисленным учебным помещениям.

Здесь не бывает нелетной погоды

Но прежде чем выйти из лабиринта длинных извилистых коридоров к тренажерам, мы обнаружили в одном из переходов нечто похожее на автоматическую камеру хранения. Десятки ячеек с кодовыми и обычными замками были украшены табличками с названиями разнообразных компаний мира: от национального перевозчика Саудовской Аравии до Королевских голландских авиалиний. Даже легендарная Lufthansa здесь присутствовала.
Как рассказала Тунчжа-ханум, все они уже многие годы обучают здесь своих сотрудников. Понять это можно. Ведь если посчитать, то стоимость только одних симуляторов приближается к годовому бюджету небольшой страны!

Но вот мы у первого симулятора. Выглядит стильно и на своих длинных поршневых «ногах» напоминает инопланетный треножник из «Войны миров».

Обучение на таком тренажере является важнейшей частью предполетной подготовки летчиков. После того как кандидаты в пилоты получают сертификат на летную деятельность, они 6 месяцев посещают этот центр для того, чтобы научиться правильно действовать в любых экстремальных ситуациях, которые только могут произойти в воздухе, при взлете и посадке. Гроза, густой туман, столкновение со стаей птиц, турбулентность, отказ или возгорание двигателя, пожар в салоне, аварийная посадка – всё это симулятор может воспроизвести.

Сам же учебный процесс выглядит так. Сначала пилоты в течение примерно часа обсуждают с инструктором учебного центра, что может произойти в воздухе и как они должны действовать. Затем проводят четыре часа в тренажере, испытывая всё уже как бы вживую. Причем погодные условия и внештатные ситуации задает с пульта управления инструктор, который следит за действиями пилотов и в конце проводит «разбор полета».

В кабине установлены видеокамеры наблюдения, чтобы после окончания практического занятия пилот мог увидеть все свои ошибки и в дальнейшем отработать до автоматизма те действия, которые у него получились плохо.

Обучение проходит круглосуточно каждый день – выходных здесь не бывает. Как и нелетной погоды. Поэтому симуляторы практически не простаивают ни минуты. Летные составы Turkish Airlines и зарубежных компаний один за другим непрерывно сменяют друг друга.

Но нам подфартило. Сотрудники центра смогли найти маленькое окошечко в работе одного из тренажеров, и вот мы идем в другой зал, где выстроились в ряд сразу несколько симуляторов. Один из них – наш.

Вшестером протискиваемся в кабину. Пилот-инструктор выставляет в компьютере программу полета.

– А грозу нельзя нам сделать? И турбулентность! – Попадаем же все! – Пускай, держаться будем! – Экшн! – Блокбастер!  – Пристегнулись? – А я не упаду? – Смотря как будем падать! – Вау, как круто все-таки! – А какие здесь у летчиков ремни прикольные: четыре точки для пристегивания! – Если бы я была штурманом... – О, дождь! – Взлетаем, товарищи! – Let’s Go! – Браво! – Мы уже в Алматы? – Сейчас начнется!..

Далеко улететь, правда, не удалось –  на занятия пришли летчики.

Практика нужна везде

Благополучно совершив посадку, отправляемся дальше. В одном из холлов встречаем большого гуся в кроссовках и с рюкзаком за спиной. Ненастоящего, но призывно на что-то указывающего поднятым крылом. Почти как раньше вождь мирового пролетариата на памятниках: «Верной дорогой идете, товарищи!»

В Turkish Airlines дорога ведет к скидкам, символом которых как раз и является этот гусь. «Лети по хорошим ценам!»

Но вот мы в новом зале, намного большем, чем предыдущий. Это настоящий ангар. Лайнеры выставлены и целыми фюзеляжами, и отдельными частями. Здесь их называют станциями (station). Каждая такая станция – по сути специализированный учебный класс. Много надувных трапов: умение безопасно эвакуироваться при экстренной посадке – особое искусство.

В этой части центра обучение проходит обслуживающий персонал экипажа – прежде всего, бортпроводники. Они получают знания о различных типах воздушных лайнеров,  устройстве самолета: где что происходит. И, конечно, отрабатывают навыки действий при любых чрезвычайных ситуациях, которые могут возникнуть на борту. Ведь одно дело знать, как реагировать, теоретически, а другое –

выполнить всё необходимое автоматически и максимально быстро. Даже правильно сообщить о возникшей ситуации, успокоить пассажиров, открыть дверь, выдвинуть надувной трап, оперативно эвакуировать пассажиров – всё это может дать только хорошая практика. Быстрота реакции и обеспечение максимальной безопасности – вот что должно стать итогом всех этих занятий.

Как и на симуляторах, здесь установлены компьютеры, программирующие различные сценарии на борту: например, турбулентность, пожар в салоне, нехватку кислорода.

Не знаю, меньше ли востребована эта часть учебного центра или это нам так везло в этот день, но зал, где мы находились, был совершенно пустой. Лишь к концу нашего пребывания подтянулась группа из 10-12 молодых мужчин и девушек, одетых в одинаковые красные комбинезоны «Турецких авиалиний». Поэтому мы беспрепятственно поднялись в одну из «станций» – часть салона лайнера А320.

Внутри чувствовался легкий запах дыма – недавно проводился урок в условиях пожара. Был здесь и маленький отсек с компьютерами, средствами связи, окошечком для наблюдения за происходящим на борту – своего рода «командный пункт», где во время занятия располагается инструктор.

В салоне мне вспомнилось, как во время нашего полета в Стамбул по громкой связи было обращение к пассажирам: есть ли среди них врачи? И это была не первая подобная ситуация. Я задал вопрос Тунчже-ханум о медицинской подготовке стюардесс. Что они умеют делать в плане оказания первой помощи человеку, которому стало плохо?

– По правилам авиакомпании члены экипажа, если возникает какая-то ситуация, связанная со здоровьем пассажира, обязательно должны узнать, есть ли врач на борту, и следовать его указаниям. Потом указывают это в рапорте. Если же врача не найдут, будут действовать своими силами.  Все члены экипажа в обязательном порядке проходят курсы по оказанию первой медицинской помощи и знания получают хорошие. Поэтому в случае когда у пассажира, к примеру,  подскочило или снизилось давление, либо он перенес какой-то криз, ему всегда смогут помочь.

Задали мы вопрос и о том, как часто проходят переобучение и тренируются экипажи.

– Это зависит от того, чему именно обучаются. Например, ситуации приземления на воду или пожара требуют регулярной тренировки навыков с периодичностью от 2,5 до 4-х месяцев. Но это, конечно, больше относится к начинающим экипажам. Более опытные возвращаются в наш центр каждые 9 месяцев, чтобы пройти тренинг.

Тушим пожары и приводняемся

Мы переходим в другую часть зала, и перед нашими глазами открывается чистейшая гладь сияющего голубизной большого бассейна. Наверное, если бы сюда попал маленький ребенок, он решил бы, что взрослые построили себе развлекательный центр, где можно покататься с горок, а потом поплавать в бассейне.

Но отработка навыков посадки на воду – не менее важная часть подготовки экипажей. Если такое произойдет и самолет приводнится – спускается надувной плот с уже закрепленными на нем спасательными жилетами, командир принимает решение, какие открывать аварийные выходы, стюардессы должны быстро научить пассажиров пользоваться жилетами и организовать их эвакуацию на плот.

У бассейна как раз стоял макет Аэробуса А340-300, а рядом плавала большая надувная лодка.

– Что, сейчас прыгать будем?

– Полтора метра глубина. Кто первым?

Неподалеку расположились несколько боксов, выполнявших роль учебных классов, только в некоторых из них вместо стульев использовались кресла самолетов. Каждый такой класс имеет собственную тему. Например, снижение кислорода в салоне лайнера. Под рукой все необходимые предметы и оборудование для работы с такой ситуацией. Такие же маски, как в самолете.

А рядом – класс для отработки действий при пожаре. Здесь мы немного задержались, засыпав Тунчжу-ханум вопросами.

– Где в самолете скорее всего может возникнуть пожар?

– В туалете, багажном отсеке и там, где готовят и подогревают еду.

– В туалете из-за того, что кто-то курит?

– Да, бывает, пассажиры-курильщики, которые не могут выдержать перелет без сигарет, идут туда перекурить и выбрасывают непотушенные окурки в контейнер с мусором. Вот и происходит возгорание, что создает чрезвычайную ситуацию. Поэтому в  нашем центре всегда обучают методам устранения пожаров на борту.

– А такое часто бывает?

– Не помню, чтобы у нас были такие случаи, но другие компании с этим сталкивались. Если это происходит, подают на пассажира в суд.

– А еще какие-то причины пожаров существуют?

– Может загореться покрытие кресел из-за неосторожных действий или опасных предметов. Помните, была взрывавшаяся модель Самсунга? Поэтому какую-то аккумуляторную технику мы провозить запрещаем.

– А вот этот топорик в самолете тоже есть?

– Всё, что вы здесь видите, имеется и на борту. Но, конечно, все эти предметы недосягаемы для пассажиров. Лежат в местах, про которые знают только члены экипажа.

Кстати, стюардессам приходится исполнять и роль психологов. Уже приветствуя пассажиров на борту, они отмечают для себя тех, кто, по их мнению, может вести себя неадекватно. И во время полета обращают на них больше внимания. А кого-то – например, сильно пьяных – имеют возможность даже снять с рейса.

А закончилось наше путешествие по учебному центру, неожиданно оказавшееся столь увлекательным, в импровизированном музейчике. В одном из переходов здания вдоль стены вытянулись стеклянные витрины, где была выставлена униформа и предметы, связанные со служебной деятельностью членов экипажей – начиная с первого дня образования компании в 1933 году и до нашего времени. Пилотки, шейные платки, туфли, сапоги, фуражки, толстенные тома полетных инструкций, фотографии – всё это передали в разные годы уходившие на пенсию пилоты и стюардессы, чтобы не забывались славные страницы истории покорения человеком неба и сохранялся дух компании, внесшей столь значительный вклад в развитие гражданской авиации.

Окончание следует